Как отдавать боевой приказ

В связи с последними событиями в мире: кризисом власти и вооруженным конфликтом на Украине, столкновением интересов и активизации боевиков Исламского государства в Сирии и Ливии, проблема государственной безопасности становится одним из самых острых международных вопросов. Во времена, когда каждая крупная страна либо уже обладает ядерным потенциалом, либо готовится его заполучить, ни один человек в мире не может быть полностью уверен в своем завтрашнем дне. И тем страшнее и туманнее должно казаться будущее гражданам России, чем больше стран присоединяются к санкциям и открыто высказывают свое негодование по поводу действий нашей страны.

На страницах многочисленных западных изданий, в англоязычных социальных сетях и блогах уже существуют десятки статей, прямо призывающих к началу военных действий против РФ. Так почему же открытая экспансия все никак не начнется? Неужели наших европейских и американских партнеров останавливают подписанные ранее договоренности? И почему тогда те же договоренности не помешали им начать обстреливать Ирак, бомбить Сирию и Ливию? Зачем именно нужна волна «оранжевых революций» на территориях бывших советских республик, и почему для США так важно разместить базы ПРО в их границах?

Одним из вариантов ответа на заданные вопросы может служить идея существования такого идеального оружия, как система гарантированного возмездия «Периметр».

Давайте вернемся на минутку в прошлое и представим себе, как жили наши родные в годы «холодной войны» . Плотно закрытый «занавес», наличие сильного и постоянно развивающегося «внешнего врага», отсутствие более или менее влиятельных сторонников за границей. В такой ситуации любой хорошо поставленный удар мог стать для нашей страны последним. И тем сильнее накалялась атмосфера, чем больше сведений об американской концепции ограниченной ядерной войны появлялось в прессе. Согласно данной доктрине, нанесение превентивного удара по территории СССР предполагало полное уничтожение как главного командного центра Союза, так и ключевых узлов командной системы «Казбек», а также разрыв линий связи РВСН.

Что в такой ситуации могло сделать обезглавленное и практически уничтоженное государство? Только напоследок громко и красиво хлопнуть дверью, да так, чтобы данный «хлопок» еще надолго запомнился. Дать последний, уже бессмысленный бой, нанести ответный ядерный удар тогда, когда управлять ракетами будет уже некому. Именно с такими мыслями и приступали ведущие советские ученые к разработке одного из самых страшных современных орудий, навсегда оставшегося в памяти как «оружие Страшного суда».

Итак, что же представляет собой российская система «Периметр»? И в чем заключается ее главная особенность? Система «Периметр» — «Мертвая рука» – это комплекс автоматического управления массированным ядерным ударом. Основное предназначение ее – это обеспечение гарантированного запуска всех ядерных ракет, находящихся на вооружении СССР, в том случае, если по стране будет нанесен противником сокрушительный удар, который уничтожит все командные звенья, способные дать приказ об ответном маневре.

Таким образом, по замыслу своих создателей, ядерная система «Периметр» могла производить подготовку и запуск ракет даже в том случае, если бы все погибли, и отдавать приказ было бы просто некому. Именно за эту идею ответного удара, производящегося уже за чертой смерти, система и получила на Западе свое второе название – «Мертвая рука». На Востоке же ее назвали еще точнее – «Рука из гроба».

Перед разработчиками системы защиты периметра границ страны стояли две глобальные задачи. Во-первых, систему необходимо было наделить неким подобием искусственного разума, чтобы в нужный момент она смогла самостоятельно понять, что настало ее время. Во-вторых, необходимо было также отладить и варианты выключения и запуска программы на случай непредвиденных ситуаций. Проще говоря, она должна была быть способна мониторить состояние окружающей среды, проверяя около сотни различных показателей, а также иметь некий «стоп-кран», реагирующий на прямой приказ об отключении.

После нескольких бесплодных попыток разработчикам все же удалось создать комплекс, который, как бы невероятно это ни звучало, полностью отвечал всем их требованиям. Так что же они сделали?

Как известно, любая существующая в этом мире ракета способна подняться в воздух только в одном случае – при наличии четкого приказа. Порядок передачи подобного приказа до смешного прост. По командным линиям связи передается некий код, который снимает все блокировки с системы и дает разрешение на зажигание двигателей. Ракета поднимается в воздух и несется к своей цели. Но что же делать, когда возможности отдать приказ нет?

В этом случае обязанность отдавать приказы делегировалась системе «Периметр». Она, изучив обстановку и проанализировав внутреннюю и внешнюю политическую ситуацию, отсутствие или присутствие связи со штабом, а также электромагнитный фон по всей территории страны, принимала решение и давала команду на старт.

По сигналу умной программы в воздух поднималась одна-единственная ракета, которая летела не в предполагаемого противника, а через основные места нахождения советского ядерно-ракетного комплекса. Именно данная ракета, которая, как и весь комплекс в целом, имела название «Периметр». И именно она с помощью расположенного на ней радиоустройства и подавала сигнал всей военной мощи страны. Как только код был получен, все действующие и законсервированные ракетоносители делали залп в сторону предполагаемого противника. Так гарантированная победа оборачивалась не менее сокрушительным поражением.

Система возмездия «Периметр» была «зачата» в далеком августе 1974-го, когда задача на разработку специальной ракетной системы была поставлена перед КБ «Южное». Изначально в качестве базовой ракеты планировалось использовать модель МР-УР100, однако впоследствии остановились на МР-УР1000УТТХ .

Эскизный проект был завершен в декабре 1975 года. Согласно ему, на ракете устанавливалась специальная головная часть, включающая в себя радиотехническую систему, разработанную ОКБ ЛПИ. Кроме нее необходимо также было создать и программу стабилизации, чтобы на всем протяжении своего полета ракета имела постоянную ориентацию в пространстве.

Летные испытания готовой ракеты проводились под руководством Госкомиссии и при личном участии первого заместителя начальника Главного штаба РВСн В. В. Коробушина. На проведение эксперимента было отведено десять идентичных ракет, однако первые же пуски оказались настолько успешными, что решено было остановиться на семи залпах.

Параллельно была также создана специальная пусковая установка – 15П716. Согласно полученным данным, основными ее компонентами являются командная ракета и приемные устройства, обеспечивающие прием приказов и кодов от командных ракет.

По непроверенным данным пусковая установка представляет собой шахтный высокозащищенный комплекс типа ОС, однако не исключается и возможность расположения командных ракет и в других типах носителей.

После летных испытаний перед создателями комплекса была поставлена задача по разработке дополнительных расширенных функций, позволяющих отдавать приказ о запуске ракет не только наземным комплексам, но также ядерным подводным лодкам и самолетам дальней и морской ракетной авиации (как стоящим на аэродромах, так и несущим боевое дежурство).

Окончательно все работы по системе «Периметр» были завершены в марте 1982 года, а в январе 1985-го комплекс уже был поставлен на боевой пост, где и нес службу до самого конца 1995 года.

Конечно же, точного описания всех компонентов системы и порядка их взаимодействия друг с другом нигде нет. Однако даже на основании самых косвенных сведений можно предположить, что система защиты периметра границ государства — это сложный многофункциональный комплекс, оснащенный множеством различных линий связи и передатчиков.

Существует несколько предположений по поводу алгоритма работы комплекса. В первом случае, считается, что, находясь на постоянном боевом дежурстве, «Периметр» принимает данные от нескольких систем слежения, в том числе и от радаров раннего предупреждения о ракетном нападении. После полученные сигналы передаются на несколько независимых командных постов, которые находятся на большом расстоянии друг от друга и дублируют свои показания (по непроверенным данным таких постов всего четыре).

Именно в этих пунктах и базируется самый мистический компонент «Периметра» – ее главная автономная контрольно-командная система. Данная установка, обладающая всеми признаками искусственного интеллекта, способна, просуммировав данные, переданные с разных постов наблюдения, сделать вывод о вероятности ядерной атаки. Здесь принцип работы до предельного прост и базируется на проверке четырех основных условий.

Проанализировав все поступившие данные, система делает вывод о том, было ли совершено ядерное нападение. После этого проверяется наличие связи с Генеральным штабом. Если связь присутствует, то уже начинающая набирать обороты система вновь отключается. Если же в штабе никто не отвечает, то программа пытается связаться с основным противоракетным щитом страны – «Казбеком». Если и там не отвечают, то система делегирует право принятия решения любому человеку, находящемуся на данный момент в командном бункере. Если никакого приказа не следует, то только тогда программа начинает действовать.

Другой вариант работы системы исключает возможность существования искусственного интеллекта. Он предполагает ручной запуск командной ракеты. Согласно данной теории, волшебный ядерный чемоданчик находится в руках главы государства. И при получении информации о нанесении массированного ядерного удара первые лица страны могут перевести систему в боевой режим.

После этого, если она в течение часа не получает новых сигналов и не может выйти на связь ни с одним командным центром, то система «Периметр» России автоматически начинает процедуру нанесения ответного удара. Если же в штаб приходит сигнал о ложной тревоге, то все охранные системы «Периметра» вновь переходят в следящий режим. (Предположительно вся процедура отмены занимает около 15 минут.)

Согласно непроверенным источникам, основное оружие России — все системы охраны «Периметра» — находятся на Урале, в районе горы Косьвинский Камень. Этот горный массив, расположенный около Конжаковского камня на Северном Урале, достигает в высоту 1519 метров и сложен в основном из пироксенитов и дуанитов. Именно благодаря своему, можно сказать, природному происхождению данный бункер, по словам американского журналиста Блэра, является предметом настоящего восхищения со стороны американских стратегов, так как оттуда, сквозь всю гранитную толщу, можно поддерживать связь с помощью ОНЧ-радиосигнала (распространяющегося даже в условиях ядерной войны) со всеми системами российской стратегической авиации.

Первоначально местом для строения бункера послужили отработанные горизонтальные платиновые шахты, которые и сами по себе уже были секретным объектом. Дуаниты, которые являются основным минералом для изготовления огнеупоров, блокируют сканирующее радиоизлучение и не позволяют вражеским радиосигналам засечь точное местонахождение объекта.

Для обеспечения бесперебойного снабжения бункера около него была поставлена дополнительная ЛЭП, проложен новый мост и сделана грунтовая дорога. Находящийся рядом поселок Кытлым постепенно разрастается до размеров военного городка, ведутся работы по строительству новых домов для солдат и офицеров, монтируется прочая инфраструктура.

Основными элементами системы охраны («Периметра», как уже читатель понял) является автономная командная ИПС, включающая в свой состав всевозможные центры передачи и анализа данных и комплексы командных ракет.

Среди комплексов, входящих в состав «Периметра», можно отдельно выделить:

  • Стационарный центр боевого управления системы, находящийся в Свердловской области под горой Косьвинский камень.
  • Подвижный центр боевого управления.
  • 1353 центр боевого управления, расположенный в Сумской области, в городе Глухове (с 1990 по 1991 г.) и перенесенный ныне в город Карталы.
  • 1193 центр боевого управления (находится в Нижегородской области, в поселке городского типа Дальнее Константиново-5 с 2005 года).
  • 15П175 «Сирена» — подвижный грунтовый комплекс командных ракет.
  • «Периметр–РЦ» — модернизированный командный ракетный комплекс с командной ракетой на РТ-2ПМ «Тополь» (заступил на боевое дежурство в 1990 году).

Безусловно, разработка и создание системы подобного уровня и масштаба — дело не одного десятилетия. И создание ее не было бы возможным без грамотной и оперативной работы множества талантливейших ученых. Так как «Периметр» (система защиты «Мертвая рука»), как и все ее компоненты, все еще является абсолютно секретной, то и разыскать подробные сведения о ее создателях и их дальнейшей судьбе не представляется возможным.

Среди основных разработчиков системы «Периметр» конкретно известно имя лишь одного человека – Владимира Ярынича, который после распада СССР продолжил жить и работать в США, где и поведал в интервью журналу Wired о существовании системы гарантированного возмездия «Периметр». (Кстати, именно согласно словам Ярынича, система находится на ручном управлении и активизируется по приказу главы государства.)

Про других создателей комплекса известно немного. Так, участие в проектировке и монтаже оборудования принимало множество предприятий. Основные среди них — это НПО «Импульс» под руководством В. И. Мельникова, ЦКБ «Геофизика» под началом Г. Ф. Игнатьева, ЦКБТМ вместе с Б. Р. Аксютиным и многие другие.

Работа над «Периметром» курировалась таким множеством различных министерств и ведомств, что до сих пор кажется необъяснимым тот факт, что создание комплекса сохранялось в тайне так долго.

О настоящей судьбе «Мертвой руки» известно немного. По документам, система охраны периметра страны простояла на вооружении вплоть до июня 1995 года. А затем в рамках соглашения о всеобщем разоружении она была снята с боевого дежурства. Согласно иным данным, это знаменательное событие произошло в сентябре 1995-го, и система охраны периметра была не снята, а лишь модернизирована. А на смену ракете 15А11 пришла командная ракета нового поколения РТ-2ПМ «Тополь».

Точных данных о текущем состоянии дел нигде нет. Однако в 2009 году американский журнал Wired вновь поведал своим читателям о том, что оружие России — система «Периметр» — до сих пор существует и все еще функционирует. Данные сведения были подтверждены в декабре 2011 года Командующим РВСН генерал-лейтенантом С. В. Каракаевым, который в своем интервью вновь сообщил о том, что комплекс находится в спящем состоянии и стоит на боевом дежурстве.

Также из неподтвержденных источников известно, что именно находящийся до сих пор на боевом посту «Периметр» (система защиты «Мертвая рука») и позволил В. В. Путину заявить о том, что при желании Россия способна уничтожить США менее чем за тридцать минут. В принципе, сегодня такое время, что порой для защиты интересов своего государства и не будет лишним припугнуть так сказать, оппонента.

Хочется верить, что система «Периметр» 2014 года, все еще находится в рабочем состоянии и по всем своим характеристикам ничем не уступает предшествующим моделям.

Как уже было сказано ранее, основные публикации о системе появились в 90-х годах прошлого века в западных и американских журналах. Именно газета Wired переименовала систему «Периметр» в «Мертвую Руку». Также ряд публикаций прошел и в ряде японских периодических изданий. Именно с их легкой руки система гарантированного возмездия стала известна как «Рука из гроба».

На территории Российской Федерации, как и всех постсоветских республик, статей о комплексе чрезвычайно мало. О работе его в своих обзорах упоминала только «Российская Газета». Система «Периметр», «Мертвая рука» — эти и другие названия редко можно увидеть в прессе. Основным источником информации для русскоязычных пользователей все еще остаются данные, взятые из сети Интернет и переведенные с иностранных языков.

Нельзя сказать, что СССР была единственной страной, которая разрабатывала подобное оружие. Так, с февраля 1961 года и вплоть до 24 июня 1990 года в Америке существовала программа, имеющая в своей основе тот же принцип действия, что и система «Периметр». В США данный комплекс получил название «Зеркало».

Понятно, что основное различие между американскими и советскими комплексами кроется именно в человеческом факторе. США делали ставку на оперативные действия своего командования, в то время как в СССР конструировали оружие для по-настоящему плохих времен. (Напомним, что в случае выявления угрозы отдать приказ о разворачивании системы может любой человек, находящийся на тот момент в бункере, невзирая на его чин и звание.)

В Штатах основу комплекса составляли 11 самолетов «Боинг ЕС-135С», представляющие собой основные воздушные командные пункты армии США, и 2 самолета, получивших название «Смотрящее око». Последние постоянно находились в воздухе, курируя границы своей страны, проходящие над Атлантическим и Тихим океанами. Экипажи командных пунктов состояли из 15 человек, в число которых непременно должен был входить как минимум один генерал, который в случае обнаружения любой внешней угрозы мог в срочном порядке отдать приказ стратегическим ядерным силам своей страны.

После окончание Холодной войны США от спонсирования своей системы отказались, и в настоящее время все ВКП расположены на четырех авиабазах страны и находятся в состоянии полной боевой готовности.

Кроме данной системы в США также существовал и свой комплекс командных ракет, расположенный на десяти шахтных ПУ. «Зеркало» также было снято с вооружения в начале 1991 года.

Конечно, сегодня нельзя забывать о том, что, как бы ни была загадочна эта система «Периметр», но это все же оружие прошлого. Создавалось оно в условиях «холодной войны». И вряд ли сегодня отвечает хотя бы половине требований, предъявляемых к современной военной технике. Однако один тот факт, что такое оружие существует, что работы по его отладке все еще ведутся, уже является неплохим поводом для надежды.

fb.ru

Бей врага, не щадя ни его, ни себя самого. Побеждает тот, кто меньше себя жалеет

Александр Васильевич Суворов — граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799), российский [en] полководец, генералиссимус (1799). Знак зодиака — Стрелец.

Начал службу капралом в 1748. Участник Семилетней войны. Во время русско-турецких войн (1768-1774 и 1787-1791) одержал победы при Козлудже (1774), Кинбурне (1787), Фокшанах (1789), Рымнике (1789) и штурмом овладел крепостью Измаил (1790).

На последнем этапе восстания Емельяна Пугачева, с августа 1774 года, Суворов руководил войсками, направленными для его подавления. Командовал войсками, подавлявшими Польское восстание 1794. В 1799 году провел Итальянский и Швейцарский походы, разбив французские войска на реках Адда и Треббия и при Нови; вышел из окружения, перейдя швейцарские Альпы.

Автор военно-теоретических работ («Полковое учреждение», «Наука побеждать»). Создал оригинальную систему взглядов на способы ведения войны и боя, воспитания и обучения войск. Стратегия Суворова носила наступательный характер. Развил тактику колонн и рассыпного строя. Не проиграл ни одного сражения.

Суворов служил трем российским императорам — Елизавете I [en] , Екатерине II и Павлу I, но также его считали своим избавителем римский и австрийский императоры, король Сардинии. Военный гений и мужество Суворова во многом определили не только отечественную, но и мировую историю XVIII века. Его тактикой были «буря и натиск» — мгновенные принятия решений, быстрая концентрация сил, стремительные атаки. За всю свою жизнь он не проиграл ни одного сражения! А ведь чаще всего силы неприятеля много превосходили численность отрядов Суворова.

Александр Суворов родился 24 ноября (13 ноября по старому стилю) 1730 года в Москве, в семье дворянина. Его отец был генералом русской армии, строго следившим за воспитанием и обучением сына. Самым любимым предметом юного Александра Суворова была военная история, при этом он владел семью языками. В 1742 году, по обычаю того времени, он записали в лейб-гвардии Семеновский полк рядовым. Действительную службу начал в семнадцать лет капралом. С этого момента вся жизнь Суворова была подчинена военной службе. Позднее Суворов писал о себе: «Я только военный человек и иных дарований чужд».

Обладая сравнительно слабым здоровьем [en] , Александр Суворов постоянно закалял себя физически. Уже тогда он зарекомендовал себя исправным и требовательным унтер-офицером. В 1754 был произведен в первый офицерский чин поручика и определен в Ингерманландский пехотный полк. Боевое крещение получил во время Семилетней войны, затем принял участие в боевых действиях против пруссаков в период 1758-1761, в частности, в кровопролитном сражении при Кунерсдорфе в 1759. С 1761 А.В. Суворов успешно командовал кавалерийским полком и за отличие в боях был произведен в полковники. Таким образом, за шесть лет он проделал путь от младшего офицера до полковника и удостоился похвалы от многих русских военачальников за хладнокровие и храбрость на полях сражений.

Формирование и становление Александра Суворова как полководца происходило во время двух Русско-турецких войн в победный век императрицы Екатерины II [en] . В 1770, став генерал-майором, участвовал в войне с турками 1768-1774, правда, на ее заключительном этапе, командуя отдельным отрядом. Благодаря успешным действия против турок под Туртукаем и Козлуджей был произведен в генерал-поручики. При этом ему выпала честь сражаться под руководством генерал-фельдмаршала П. А. Румянцева, что сыграло значительную роль в развитии его военных талантов.

Но дарование Суворова, как тактика, так и оригинального стратега, полностью раскрылось во время второй войны с турками в 1787-1791. Произведенный в 1786 в чин генерал-аншефа, Александр Суворов, сначала командуя корпусом, отличился при обороне Кинбурна, где был серьезно ранен; затем принял участие в штурме турецкой крепости Очакова, получив второе ранение. В 1789 русско-австрийские войска под его началом нанесли сокрушительное поражение туркам под Фокшани, а потом на реке Рымник.

22 сентября 1789 года произошло одно из крупнейших в Русско-турецкой войне 1787–1791 годов — сражение при Рымнике. Более чем 100-тысячная турецкая армия Юсуф-паши не смогла противостоять 25-тысячной русско-австрийской армии и была полностью разгромлена. Сражение в очередной раз проявило полководческий талант Александра Суворова и доказало превосходство русского военного искусства.

Эти победы в корне изменили стратегическую обстановку на театре военных действий в пользу русской армии. Но особенно яркой победой Александра Суворова стал стремительный штурм считавшейся неприступной турецкой крепости Измаил 22 декабря (11 декабря по старому стилю) 1790 года. Участники кровопролитной измаильской баталии по праву гордились, что в тот день сражались под командой Суворова, а это событие вошло в анналы русской истории наравне с Полтавским и Бородинским сражениями. Военные успехи принесли полководцу и новые награды, за эту войну он получил высшие российские ордена Святого Андрея Первозванного и Святого Георгия 1-го класса, а также был пожалован с потомством титулом графа Рымникского.

Следующим этапом боевой биографии Александра Суворова стало командование русскими войсками против польских конфедератов (см. Польское восстание 1794). Прибытие Суворова в Польшу сразу же переломило ситуацию в пользу русских, поляки стали терпеть одно поражение за другим, а после штурма Праги, укрепленного предместья Варшавы, конфедераты сложили оружие и капитулировали. За успешные действия в Польше он получил чин генерал-фельдмаршала.

Александр Васильевич Суворов, опережая свое время, тем не менее, смог развить и обогатить лучшие традиции русского военного искусства. Они были воплощены в знаменитом суворовском наставлении — книге «Наука побеждать», написанной им до 1796. В этом труде обобщен не только богатейший боевой опыт Суворова, накопленный за многолетнюю военную карьеру, его можно рассматривать как отличное тактическое пособие для офицеров и солдат. Суворов потому и является выдающимся полководцем, что сумел обнаружить и развить прогрессивные тенденции в боевой практике своей эпохи, закрепить и усовершенствовать новые формы и способы ведения войны, несмотря на господствовавшую тогда линейную тактику.

Сущность своих нововведений он выразил в лаконичной формуле «глазомер, быстрота, натиск». Применение этого принципа требовало от офицеров и солдат личной инициативы, взаимной выручки, целеустремленности. Полководец стремился не к вытеснению противника с территории, а к полному его разгрому в результате резкого изменения ситуации на театре военных действий. Его действия сводились к принципу «удивить — победить». Внезапность достигалась Суворовым быстротой передвижения и стремительным маневрированием войск. «Одна минута,— говорил полководец,— решает исход баталии, один час — успех кампании. Я действую не часами, а минутами».

Александр Суворов обладал блестящей способностью охватывать составляющие войны в целом, соизмерять их с внешнеполитической обстановкой, оценивать складывающуюся общую и конкретную ситуацию, выделять главный узел, разрубив который, можно было решить судьбу кампании. Суворов, как никто другой, умел использовать все наличные средства войны для достижения победы, развивать и превращать мелкие тактические удачи в стратегический успех. Огромное значение имели и его личные человеческие качества, сугубо демократический стиль поведения. В век феодальных регламентов, мундиров и регалий, олицетворявших сословные и чиновнические привилегии, белая сорочка Суворова, в которой он появлялся в самых опасных местах сражения, неизменно воодушевляла войска. Все современники отмечали его недюжинные ораторские способности, лаконизм и афористичность речи. Для русских воинов он всегда оставался отцом-командиром.

После смерти Екатерины в 1796 на российский престол вступил ее сын Павел I. Отношения с новым императором у полководца складывались непросто. Очень скоро, в 1797, появился высочайший приказ о фактической отставке Суворова. Павел I 17 февраля 1797 года отправил Суворова в отставку, сославшись на его слова, что «войны нет и ему делать нечего».

Его отправили в ссылку под надзор полиции в собственное имение Кончанское. Но вскоре после того, как обострилась политическая обстановка в Европе в связи с успехами французской армии, пришлось вспомнить о старом военачальнике. К тому же правительства Австрии и Англии обратились к Павлу I с пожеланиями назначить главнокомандующим союзными войсками в Северной Италии именно Суворова.

Старого фельдмаршала вернули на службу, и Александр Суворов принял предложенное назначение. Итальянская кампания 1799 и сейчас вызывает удивление. Несмотря на серьезные трения с австрийским гофкригсратом, контролировавшим и всячески тормозившим действия русского главнокомандующего, последовала серия быстрых и эффектных побед русско-австрийских войск. Перейдя реку Адду, Суворов занял Милан и Турин, а затем поодиночке разбил две французские армии при Требии и Нови. За пять недель было пройдено 400 км, и вся Ломбардия была очищена от французов. Открывалась возможность взятия Генуи, после чего можно было перенести военные действия на юг Франции, чтобы идти на Париж. Но на пути осуществления этого замысла встал венский кабинет. Вместо вторжения во Францию австрийцы потребовали, чтобы русский корпус из Италии двинулся в Швейцарию. У Австрии разыгрался аппетит, она стремилась присоединить Северную Италию, но присутствие русских войск мешало этому. Заключительным этапом полководческой деятельности фельдмаршала стал Швейцарский поход 1799.

Движение русских войск началось из г. Таверно, затем последовал знаменитый переход через Альпы, когда суворовские войска вписали в русскую военную историю на вечные времена легендарное взятие Чертова моста, труднейший подъем через Росштокский хребет, а затем через горный хребет Паникс. Павел I очень верно оценил действия Суворова: «Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам не доставало одного — преодолеть и самую природу, но Вы и над нею одержали ныне верх».

25 сентября 1799 года состоялся переход русской армии через Чёртов мост. Об этом Александр Васильевич Суворов писал Павлу: «На каждом шагу в этом царстве ужаса зияющие пропасти представляли отверзтые и поглотить готовые гробы смерти [en] … Там явилась зрению нашему гора Сен-Готард, этот величающийся колосс гор, ниже которых громоносные тучи и облака плавают, и другая, уподобляющаяся ей, Фогельсберг. Все опасности, все трудности были преодолены и, при такой борьбе со всеми стихиями, неприятель, согнездившийся в ущелинах и неприступных, выгоднейших местоположениях, не мог противостоять храбрости воинов, явившихся неожиданно на этом новом театре… Войска Вашего Императорского Величества прошли через темную горную пещеру Урзерн-Лох, заняли мост, удивительной игрой природы из двух гор сооруженный и проименованный Тейфельсбрюкке. Оный разрушен неприятелем. Но сие не останавливает победителей. Доски связываются шарфами офицеров, по сим доскам бегут они, спускаются с вершины в бездны и, достигая врага, поражают его всюду».

Длинный перечень громких названий суворовских побед пополнился блестящими подвигами на швейцарских горных высотах. Благополучный исход всего предприятия стал венцом прижизненной славы Суворова. Ему был пожалован самый высокий военный чин — генералиссимуса.

Появился и другой указ, по которому даже в присутствии царя войска должны были «отдавать ему все воинские почести, подобно отдаваемым особе Его Императорского Величества». Но после полководец снова попал в немилость, ему даже запретили появляться в царском дворце.

Более 50 лет своей жизни Александр Васильевич посвятил военной деятельности, участвовал в семи войнах, не зная поражений, провел 60 сражений, с его именем связаны самые блестящие страницы русского оружия. (В. М. Безотосный) .

  • А. В. Суворов. [Документы], т. 1 — 4, М., 1949 — 53 (лит.);
  • Генералиссимус Суворов. Сб. документов и материалов, М., 1947;
  • Биография А. В. Суворова, им самим написанная в 1786 г., в сборнике: Чтения в Обществе истории и древностей российских, 1848, кн. 9;
  • Наука побеждать, М., 1950;
  • Полковое учреждение, М., 1949.

Александр Васильевич Суворов скончался 18 мая (6 мая по старому стилю) 1800 года, по прибытии в Петербург. Похоронен в Александро-Невской лавре.

17 мая 1801 года в Санкт-Петербурге состоялось торжественное открытие памятника великому полководцу А. В. Суворову.

to-name.ru

Победа СССР, безоговорочная капитуляция ВС Германии

Крах Третьего Рейха. Образование социалистического лагеря в Восточной Европе. Разделение Германии.

Великая Отечественная война (1941—1945) — война Союза Советских Социалистических Республик против нацистской Германии и её европейских союзников (Болгарии, Венгрии, Италии, Румынии, Словакии, Хорватии, Испании); решающая часть Второй мировой войны.

Название «Великая Отечественная война» стало использоваться после радиообращения Сталина 3 июля 1941 года.

В обращении слова «великая» и «отечественная» употребляются раздельно. Впервые это словосочетание в привычном нам виде было применено к данной войне в статьях газеты «Правда» от 23 и 24 июня 1941 года и поначалу воспринималось не как термин, а как одно из газетных клише, наряду с другими подобными словосочетаниями: «священная народная война», «священная отечественная народная война», «победоносная отечественная война». Термин «Отечественная война» был закреплён введением военного Ордена Отечественной войны, учреждённого Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1942 года. Наименование сохраняется в постсоветских государствах (укр. Велика Вітчизняна війна, бел. Вялікая Айчынная вайна, абх. Аџьынџьт?ылат?и Еибашьраду и др.). В зарубежных странах, не входивших в состав СССР, где русский язык не является основным языком общения, название «Великая Отечественная война» практически не используется. В англоязычных странах его заменяет термин — Eastern Front World War II (англ.) (Восточный фронт второй мировой войны), в немецкой историографии — Deutsch-Sowjetischer Krieg, Russlandfeldzug, Ostfeldzug (нем.) (Немецко-Советская война, Русский поход, Восточный поход).

В последнее время в России для обозначения Великой Отечественной войны начал периодически употребляться термин «Великая война», что исторически не совсем корректно — в конце 1910-х этот термин применялся к Первой мировой войне.

К 22 июня 1941 года у границ СССР было сосредоточено и развёрнуто три группы армий (всего 181 дивизия, в том числе 19 танковых и 14 моторизованных, и 18 бригад), поддерживаемых тремя воздушными флотами. В полосе от Голдапа до Мемеля на фронте протяжённостью 230 км располагалась группа армий «Север» (29 немецких дивизий при поддержке 1-го воздушного флота) под командованием генерал-фельдмаршала В. Лееба. Входящие в её состав дивизии были объединены в 16-ю и 18-ю армии, а также 4-ю танковую группу. Директивой от 31 января 1941 года ей ставилась задача «уничтожить действующие в Прибалтике силы противника и захватом портов на Балтийском море, включая Ленинград и Кронштадт, лишить русский флот его опорных баз.» На Балтике для поддержки группы армий «Север» и действий против Балтийского флота немецким командованием было выделено около 100 кораблей, в том числе 28 торпедных катеров, 10 минных заградителей, 5 подводных лодок, сторожевые корабли и тральщики.

Южнее, в полосе от Голдапа до Влодавы на фронте протяжённостью 500 км — располагалась группа армий «Центр» (50 немецких дивизий и 2 немецкие бригады, поддерживаемые 2-м воздушным флотом) под командованием генерал-фельдмаршала Ф. Бока. Дивизии и бригады были объединены в 9-ю и 4-ю полевые армии, а также 2-ю и 3-ю танковые группы. Задачей группы было — «Наступая крупными силами на флангах, разгромить войска противника в Белоруссии. Затем, сосредоточив подвижные соединения, наступающие южнее и севернее Минска, возможно быстрее выйти в район Смоленска и создать тем самым предпосылки для взаимодействия крупных танковых и моторизованных сил с группой армия „Север“ с целью уничтожения войск противника, действующих в Прибалтике и районе Ленинграда.»

В полосе от Полесья до Чёрного моря на фронте протяжённостью 1300 км была развёрнута — группа армий «Юг» (44 немецкие, 13 румынских дивизий, 9 румынских и 4 венгерские бригады, которые поддерживались 4-м воздушным флотом и румынской авиацией) под командованием Г. Рундштедта. Группировка была разбита на 1-ю танковую группу, 6-ю, 11-ю и 17-ю немецкие армии, 3-ю и 4-ю румынские армии а также венгерский корпус. По плану «Барбаросса» войскам группы «Юг» предписывалось — имея впереди танковые и моторизованные соединения и нанося главный удар левым крылом на Киев, уничтожить советские войска в Галиции и западной части Украины, своевременно захватить переправы на Днепре в районе Киева и южнее обеспечить дальнейшее наступление восточнее Днепра. 1-й танковой группе предписывалось во взаимодействии с 6-й и-17-й армиями прорваться между Рава-Русской и Ковелем и через Бердичев, Житомир выйти к Днепру в районе Киева. Далее, двигаясь вдоль Днепра в юго-восточном направлении, она должна была воспрепятствовать отходу оборонявшихся советских частей на Правобережной Украине и уничтожить их ударом с тыла.

Помимо этих сил на территории оккупированной Норвегии и в Северной Финляндии — от Варангер-фьорда до Суомуссалми — была развёрнута отдельная армия вермахта «Норвегия» под командованием генерала Н. Фалькенхорста. Она находилась в непосредственном подчинении верховного командования германских вооружённых сил (ОКВ). Армии «Норвегия» ставились задачи — захватить Мурманск, главную военно-морскую базу Северного флота Полярный, полуостров Рыбачий, а также Кировскую железную дорогу севернее Беломорска. Каждый из трёх её корпусов был развёрнут на самостоятельном направлении: 3-й финский корпус — на кестеньгском и ухтинском, 36-й немецкий корпус — на кандалакшском и горнострелковый немецкий корпус «Норвегия» — на мурманском.

В резерве ОКХ находилось 24 дивизии. Всего для нападения на СССР было сосредоточено свыше 5,5 млн чел., 3 712 танков, 47 260 полевых орудий и миномётов, 4 950 боевых самолётов.

На 22 июня 1941 года в приграничных округах и флотах СССР имелось 3 289 850 солдат и офицеров, 59 787 орудий и миномётов, 12 782 танка, из них 1475 танков Т-34 и КВ, 10 743 самолёта. В составе трёх флотов имелось около 220 тыс. человек личного состава, 182 корабля основных классов (3 линкора, 7 крейсеров, 45 лидеров и эсминцев и 127 подводных лодок). Непосредственную охрану государственной границы несли пограничные части (сухопутные и морские) восьми пограничных округов. Вместе с оперативными частями и подразделениями внутренних войск они насчитывали около 100 тыс. чел. Отражение возможного нападения с запада возлагалось на войска пяти приграничных округов: Ленинградского, Прибалтийского особого, Западного особого, Киевского особого и Одесского. С моря их действия должны были поддерживать три флота: Северный, Краснознамённый Балтийский и Черноморский.

Войска Прибалтийского военного округа под командованием генерала Ф. И. Кузнецова включали в себя 8-ю и 11-ю армии, 27-я армия находилась на формировании западнее Пскова. Эти части держали оборону от Балтийского моря до южной границы Литвы, на фронте протяжённостью 300 км.

Войска Западного особого военного округа под командованием генерала Д. Г. Павлова прикрывали минско-смоленское направление от южной границы Литвы до реки Припять на фронте протяжённостью 470 км. В состав этого округа входили 3-я 4-я и 10-я армии. Кроме того соединения и части 13-й армии формировались в районе Могилёв, Минск, Слуцк.

Войска Киевского особого военного округа под командованием генерала М. П. Кирпоноса в составе 5-й, 6-й, 12-й и 26-й армий и соединений окружного подчинения занимали позиции на фронте протяжённостью 860 км от Припяти до Липкан.

Войска Одесского военного округа под командованием генерала Я. Т. Черевиченко прикрывали границу на участке от Липкан до устья Дуная протяжённостью 480 км.

Войска Ленинградского военного округа под командованием генерала М. М. Попова должны были защищать границы северо-западных районов страны (Мурманская область, Карело-Финская ССР и Карельский перешеек), а также северное побережье Эстонской ССР и полуостров Ханко. Протяжённость сухопутной границы на этом участке достигала 1300 км, а морской — 380 км. Здесь располагались — 7-я, 14-я, 23-я армии и Северный флот.

Вооружённые силы накануне Великой Отечественной войны на западной границе СССР

Следует отметить, что по мнению современных историков, явного качественного превосходства техники у вермахта не было. Так, все имевшиеся на вооружении Германии танки были легче 23 тонн, в то время как у РККА имелись средние танки Т-34 и Т-28 весом свыше 25 тонн, а также тяжёлые танки КВ и Т-35 весом свыше 45 тонн.

Боевой и численный состав Вооруженных Сил СССР в период Великой Отечественной войны (1941г).

О военно-политических и идеологических целях операции «Барбаросса» свидетельствуют следующие документы:

Начальник штаба оперативного руководства ОКВ после соответствующей правки возвратил представленный ему 18 декабря 1940 г. отделом «Оборона страны» проект документа «Указания относительно специальных проблем директивы № 21 (вариант плана „Барбаросса“)», сделав приписку о том, что данный проект может быть доложен фюреру после доработки в соответствии с нижеследующим его положением:

Предстоящая война явится не только вооружённой борьбой, но и одновременно борьбой двух мировоззрений. Чтобы выиграть эту войну в условиях, когда противник располагает огромной территорией, недостаточно разбить его вооружённые силы, эту территорию следует разделить на несколько государств, возглавляемых своими собственными правительствами, с которыми мы могли бы заключить мирные договоры.

Создание подобных правительств требует большого политического мастерства и разработки хорошо продуманных общих принципов.

Всякая революция крупного масштаба вызывает к жизни такие явления, которые нельзя просто отбросить в сторону. Социалистические идеи в нынешней России уже невозможно искоренить. Эти идеи могут послужить внутриполитической основой при создании новых государств и правительств. Еврейско-большевистская интеллигенция, представляющая собой угнетателя народа, должна быть удалена со сцены. Бывшая буржуазно-аристократическая интеллигенция, если она ещё и есть, в первую очередь среди эмигрантов, также не должна допускаться к власти. Она не воспримется русским народом и, кроме того, она враждебна по отношению к немецкой нации. Это особенно заметно в бывших Прибалтийских государствах. Кроме того, мы ни в коем случае не должны допустить замены большевистского государства националистической Россией, которая в конечном счёте (о чём свидетельствует история) будет вновь противостоять Германии.

Наша задача и заключается в том, чтобы как можно быстрее с наименьшей затратой военных усилий создать эти зависимые от нас социалистические государства.

Эта задача настолько трудна, что одна армия решить её не в состоянии.

— Запись от 3 марта 1941 г. в дневнике Штаба оперативного руководства Главного командования вермахта (ОКВ)

30.3.1941 г. … 11.00. Большое совещание у фюрера. Почти 2,5-часовая речь…

Борьба двух идеологий… Огромная опасность коммунизма для будущего. Мы должны исходить из принципа солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и никогда не станет нашим товарищем. Речь идёт о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность. Мы ведём войну не для того, чтобы законсервировать своего противника.

Будущая политическая карта России: Северная Россия принадлежит Финляндии, протектораты в Прибалтике, Украине, Белоруссии.

Борьба против России: уничтожение большевистских комиссаров и коммунистической интеллигенции. Новые государства должны быть социалистическими, но без собственной интеллигенции. Не следует допускать, чтобы образовалась новая интеллигенция. Здесь достаточно будет лишь примитивной социалистической интеллигенции. Следует вести борьбу против яда деморализации. Это далеко не военно-судебный вопрос. Командиры частей и подразделений обязаны знать цели войны. Они должны руководить в борьбе…, прочно держать войска в своих руках. Командир должен отдавать свои приказы, учитывая настроение войск.

Война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке жестокость является благом на будущее. Командиры должны пойти на жертвы и преодолеть свои колебания…

— Дневник начальника генерального штаба сухопутных сил Ф. Гальдера

Вермахт и войска СС пополняли свыше 1,8 млн человек из числа граждан других государств и национальностей. Из них в годы войны было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов. Многие из них носили наименования по государственной и национальной принадлежности: «Валлония», «Галичина», «Богемия и Моравия», «Викинг», «Денемарк», «Гембез», «Лангемарк», «Нордланд», «Недерланд», «Шарлемань» и другие.

В войне против Советского Союза участвовали армии союзников Германии — Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии, Словакии, Хорватии. Армия Болгарии привлекалась к оккупации Греции и Югославии, но болгарские сухопутные части на Восточном фронте не воевали.

Русская освободительная армия (РОА) под командованием генерала Власова А. А. также выступала на стороне нацистской Германии, хотя в вермахт не входила.

Огромное количество южнокавказских и северокавказских отрядов на службе у Третьего рейха. Самый большой из которых Sonderverband Bergmann(Батальон Бергманн). Так же Грузинский легион вермахта, Азербайджанский легион, Северокавказский отряд СС и т. д.

В составе армии нацистской Германии воевал 15-й казачий кавалерийский корпус СС генерала фон Панвица. Для того, чтобы обосновать использование казаков в вооружённой борьбе на стороне Германии, была разработана «теория», в соответствии с которой казаки объявлялись потомками остготов.

На стороне Германии также действовали Русский корпус генерала Штейфона, корпус генерал-лейтенанта царской армии Петра Николаевича Краснова и ряд отдельных частей, сформированных из граждан СССР.

Белорусская ССР, Украинская ССР, Молдавская ССР, Эстонская ССР, Карело-Финская ССР, Латвийская ССР, Литовская ССР, а также целый ряд территорий других республик: Ленинградская, Мурманская, Псковская, Новгородская, Вологодская, Калининская, Московская, Тульская, Калужская, Смоленская, Орловская, Брянская, Курская, Липецкая, Воронежская, Ростовская, Рязанская , Сталинградская области, Краснодарский, Ставропольский края, Кабардино-Балкарская, Крымская, Осетинская, Чечено-Ингушская Республики, Краснодарский край (боевые действия на море) , Чувашская АССР (авианалет), Астраханская (авианалёты), Архангельская (авианалёты), Горьковская (авианалёты), Саратовская (авианалёты), Тамбовская (авианалеты), Ярославская (авианалёты) области РСФСР, Казахская ССР (авианалёт на город Гурьев), Абхазская АССР (ГССР).

От Великой Отечественной войны не отделяются боевые действия советских вооружённых сил на территории других оккупированных стран и государств фашистского блока — Германии, Польши, Финляндии, Норвегии, Румынии, Болгарии, Югославии, Чехословакии, Венгрии, а также входившей в состав Германии Австрии, созданных гитлеровским режимом Хорватии и Словакии.

18 июня 1941 года некоторые соединения приграничных военных округов СССР были приведены в боевую готовность. 13-15 июня 1941 г. в западные округа были отправлены Директивы НКО и ГШ («Для повышения боевой готовности…») о начале выдвижения частей первого и второго эшелонов к границе, под видом «учений». Стрелковые части округов первого эшелона согласно этим директивам должны были занимать оборону в 5-10 км от границы, части второго эшелона, стрелковые и механизированные корпуса, должны были занять оборону в 30-40 км от границы. Данные Директивы опубликованы в сборнике документов под общим руководством А. Яковлева «Россия. XX век.1941 г. Документы» кн.2.

18 июня последовала дополнительная команда-приказ о приведении в полную боевую готовность всех частей западных округов. Об этой телеграмме-приказе упоминается в протоколах допроса командования ЗапОВО, не выполнивших ни приказы от 13-15 июня, ни последующие приказы о приведении в полную боевую готовность своих частей от 18 июня. Более подробно данные директивы описывает в своих воспоминаниях маршал И. Х. Баграмян ещё в 1971 г., описывает, как они доводились до командования округов и как эти директивы выполнялись на самом деле. Некоторые части западных округов, тот же мехкорпус К. К. Рокоссовского в КОВО, вообще не были извещены о данных приказах и директивах, и вступали в войну, узнав о нападении только 22 июня 1941 г.

Военно-политическое руководство государства в 23:30 21 июня приняло решение, направленное на частичное приведение пяти приграничных военных округов в боевую готовность. В директиве предписывалось проведение только части мероприятий по приведению в полную боевую готовность, которые определялись оперативными и мобилизационными планами. Директива, по существу, не давала разрешения на ввод в действие плана прикрытия в полном объёме, так как в ней предписывалось «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения». Эти ограничения вызывали недоумение, последовали запросы в Москву, в то время как до начала войны оставались уже считанные минуты.

Однако по сути данная «Директива № 1 от 21.06.41 г.» реально всего лишь (и прежде всего) сообщала вероятную дату нападения Германии — «…. 1. В течение 22-23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, Приб. ОВО, Зап. ОВО, КОВО, Од. ОВО….» Также данная директива предписывала частям БЫТЬ в полной боевой готовности, а не ПРИВЕСТИ части в полную б.г. Таким образом Директива № 1 от 21.06.41 г. подтверждает, что до неё в части западных округов уже ушли приказы и директивы о приведении частей в боевую готовность — директивы НКО и ГШ от 12-13 июня, и телеграммы ГШ о приведении в полную боевую готовность от 18 июня. Директива № 1 самим содержанием своим говорит о том что она вовсе не даёт команду на приведение частей западных округов в боевую готовность. Цель данной директивы—всего лишь сообщение достаточно точной даты и напоминание командованию округов «быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.»

Просчёт во времени усугубил имевшиеся недостатки в боеготовности армии и тем самым резко увеличил объективно существовавшие преимущества агрессора. Времени, которым располагали войска не получившие от своего командования в округах приказов от 15-18 июня, для приведения в полную боевую готовность, после получения Директивы № 1 от 21 июня, оказалось явно недостаточно. На оповещение войск для приведения их в боевую готовность вместо 25—30 мин ушло в среднем 2 ч 30 мин. Дело в том, что вместо сигнала «Приступить к выполнению плана прикрытия 1941 г.» объединения и соединения получили зашифрованную директиву с ограничениями по вводу плана прикрытия. Впрочем, тот же Баграмян вполне справедливо пишет, что ГШ не мог отдавать прямой приказ о введение в действие «плана прикрытия» в той ситуации июня 1941 г. Таким образом приведение частей западных округов в боевую готовность должно было пройти поэтапно, в течение нескольких дней начиная с 13-15 июня, когда в округа пришли подписаные 12-13 июня директивы НКО и ГШ о начале «учений» для частей этих округов и выдвижение их на рубежи обороны согласно планов прикрытия. Однако открытое и скрытое невыполнение командованием западных округов (особенно в Белоруссии) директив от 12-13 июня и привело к срыву приведения этих округов в боевую готовность.

В этих условиях даже соединения и части первого эшелона армий прикрытия, имевшие постоянную боевую готовность в пределах 6—9 ч (2—3 ч — на подъём по тревоге и сбор, 4—6 ч — на выдвижение и организацию обороны), не получили этого времени. Вместо указанного срока они располагали не более чем 30 мин, а некоторые соединения вообще не были оповещены даже о Директиве № 1 от 21.06.41 г. Задержка, а в ряде случаев и срыв передачи команды были обусловлены и тем, что противнику удалось в значительной степени нарушить проводную связь с войсками в приграничных районах. В результате штабы округов и армий не имели возможности быстро передать свои распоряжения.

Жуков заявляет о том, что командования западных (Западный особый, Киевский особый, Прибалтийский особый и Одесский) приграничных военных округов в это время выдвигались на полевые командные пункты, в которые должны были прибыть как раз 22 июня. Также Г. К. Жуков указывает в своих «Воспоминаниях и размышлениях» что за несколько дней до нападения части западных округов действительно получали приказы о начале выдвижения к рубежам обороны (под видом «учений») к границе. Эти приказы (Жуков назвал их «рекомендациями») исходили от наркома обороны Тимошенко С. К. к командующим западными округами.

Однако командование этих округов странным образом стало саботировать эти приказы и «рекомендации». Особенно открыто этот саботаж произошёл в Белоруссии, в ЗапОВО, где командовал генерал армии Д. Павлов. В обвинительном заключении в деле Павлова в итоге и было записано — «ослаблял мобилизационную готовность войск».

22 июня 1941 г. в 4:00 Имперский министр иностранных дел Риббентроп вручил советскому послу в Берлине Деканозову ноту об объявлении войны и три приложения к ней: «Доклад министра внутренних дел Германии, рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Германскому правительству о диверсионной работе СССР, направленной против Германии и национал-социализма», «Доклад министерства иностранных дел Германии о пропаганде и политической агитации советского правительства», «Доклад Верховного командования германской армии Германскому правительству о сосредоточении советских войск против Германии». Ранним утром 22 июня 1941 года после артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска перешли границу СССР. Уже после этого, в 5:30 утра посол Германии в СССР В. Шуленбург явился к Народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову и сделал заявление, содержание которого сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Заявление заканчивалось следующими словами: «Фюрер поэтому приказал германским вооружённым силам противостоять этой угрозе всеми имеющимися в их распоряжении средствами». Вместе с нотой он вручил комплект документов, идентичный тем, которые Риббентроп вручил Деканозову.

В тот же день войну СССР объявили Италия и Румыния, а 23 июня — Словакия.

На севере Балтики осуществление плана «Барбаросса» началось вечером 21 июня, когда немецкие минные заградители, базировавшиеся в финских портах, выставили два больших минных поля в Финском заливе. Эти минные поля в конечном счёте смогли запереть советский Балтийский флот в восточной части Финского залива.

22 июня румынские и немецкие войска форсировали Прут, а также попытались форсировать Дунай, но советские войска им не дали это сделать и даже захватили плацдармы на румынской территории. Однако в июле-сентябре 1941 года румынские войска при поддержке немецких войск оккупировали всю Бессарабию, Буковину и междуречье Днестра и Южного Буга (подробнее смотри статьи Оборонительная операция в Молдавии, Румыния во Второй мировой войне).

В 12 часов дня 22 июня 1941 года Молотов выступил по радио с официальным обращением к гражданам СССР, сообщив о нападении Германии на СССР и объявив о начале отечественной войны.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., с 23 июня была объявлена мобилизация военнообязанных 14 возрастов (1905—1918 гг. рождения) в 14 военных округах из 17. В трёх остальных округах — Забайкальском, Среднеазиатском и Дальневосточном — мобилизация была объявлена через месяц особым решением правительства скрытным способом как «большие учебные сборы».

23 июня была создана Ставка Главного Командования (с 8 августа Ставка Верховного Главнокомандования) во главе с И. В. Сталиным, который с 8 августа стал также Верховным Главнокомандующим. 30 июня был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО). С июня начало формироваться народное ополчение.

Финляндия не позволила немцам нанести непосредственный удар со своей территории, и немецкие части в Петсамо и Салла были вынуждены воздержаться от перехода границы. Происходили эпизодические перестрелки между советскими и финскими пограничниками, но в целом на советско-финской границе сохранялась спокойная обстановка. Однако начиная с 22 июня, бомбардировщики немецкого люфтваффе начали использовать финские аэродромы как дозаправочную базу перед возвращением в Германию. 23 июня Молотов вызвал к себе финского посла. Молотов потребовал от Финляндии чёткого определения её позиции по отношению к СССР, но финский посол воздержался от комментариев действий Финляндии. 24 июня главком Сухопутных войск Германии направил указание представителю немецкого командования при ставке финской армии, в котором говорилось, что Финляндия должна подготовиться к началу операции восточнее Ладожского озера. Ранним утром 25 июня советское командование приняло решение нанести массированный авиаудар по 18 аэродромам Финляндии с использованием около 460 самолётов. 25 июня в ответ на широкомасштабные воздушные налёты СССР на города Южной и Средней Финляндии, в том числе на Хельсинки и Турку, а также огонь советской пехоты и артиллерии на государственной границе Финляндия заявила о том, что вновь находится в состоянии войны с СССР. В течение июля — августа 1941 года финская армия в ходе ряда операций заняла все территории, отошедшие к СССР по итогам советско-финской войны 1939—1940 годов.

Венгрия не сразу приняла участие в нападении на СССР, и Гитлер не требовал непосредственной помощи от Венгрии. Однако венгерские правящие круги убеждали в необходимости вступления Венгрии в войну, чтобы не допустить разрешения Гитлером территориального спора насчёт Трансильвании в пользу Румынии. 26 июня 1941 года якобы имел место факт бомбардировки Кошице советскими ВВС, однако существует мнение, что это была германская провокация, дававшая Венгрии casusbelli (формальный повод) для вступления в войну. Венгрия объявила войну СССР 27 июня 1941 года. 1 июля 1941 года по указанию Германии венгерская Карпатская группа войск атаковала советскую 12-ю армию. Прикреплённая к 17-й германской армии, Карпатская группа продвинулась далеко вглубь южной части СССР. Осенью 1941 г. боевые действия на стороне Германии начала также так называемая Голубая дивизия из испанских добровольцев.

10 августа ГКО издал постановление о мобилизации военнообязанных 1904—1890 годов рождения и призывников 1922—1923 годов рождения на территории Кировоградской, Николаевской, Днепропетровской областей и районов западнее Людиново — Брянск — Севск Орловской области. 15 августа эта мобилизация была распространена на Крымскую АССР, 20 августа — на Запорожскую область, 8 сентября — на ряд районов Орловской и Курской областей, 16 октября — на Москву и Московскую область. В целом к концу 1941 года было мобилизовано свыше 14 млн человек.

Тем временем немецкие войска захватили стратегическую инициативу и господство в воздухе и в приграничных сражениях нанесли поражения советским войскам. Которые потеряли убитыми и ранеными 850 тыс. человек и пленными около 1 млн человек.
Основные события летне-осенней кампании 1941:

  • Белостокско-Минское сражение (22 июня — 8 июля 1941),
  • Битва за Дубно — Луцк — Броды (1941) (24 июня — 30 июня 1941),
  • Оборонительная операция в Молдавии
  • Смоленское сражение (10 июля — 10 сентября),
  • Битва под Уманью (конец июля — 8 августа 1941),
  • Сражение за Киев (7 августа — 26 сентября 1941),
  • Оборона Ленинграда и начало его блокады (8 сентября 1941 — 27 января 1944),
  • Оборона Одессы (5 августа — 16 октября 1941),
  • Начало обороны Севастополя (4 октября 1941 — 4 июля 1942),
  • Оборонительный период Битвы за Москву (30 сентября — 4 декабря 1941),
  • Окружение 18-й армии Южного фронта (5—10 октября 1941).
  • Тульская оборонительная операция (24 октября — 5 декабря 1941)
  • Бои за Ростов (21—27 ноября 1941),
  • Керченский десант (26 декабря 1941 — 20 мая 1942).

К 1 декабря 1941 года потери РККА только пленными составили 3,5 млн военнослужащих. Германские войска захватили Литву, Латвию, Белоруссию, Молдавию, Эстонию, значительную часть РСФСР, Украины, продвинулись вглубь до 850—1200 км, потеряв при этом 740 тыс. человек (из них 230 тыс. убитыми).

СССР потерял важнейшие сырьевые и промышленные центры: Донбасс, Криворожский рудный бассейн. Были оставлены Минск, Киев, Харьков, Смоленск, Одесса, Днепропетровск. Оказался в блокаде Ленинград. Попали в руки врага или оказались отрезанными от центра важнейшие источники продовольствия на Украине и юге России. На оккупированных территориях оказались миллионы советских граждан. Сотни тысяч мирных граждан погибли или были угнаны в рабство в Германию. Немецкая армия, однако, была остановлена под Ленинградом, Москвой и Ростовом-на-Дону; стратегических целей, намеченных планом «Барбаросса», достичь не удалось.

16 ноября немцы начали второй этап наступления на Москву, планируя окружить её с севера-запада и юго-запада. На дмитровском направлении они достигли канала Москва-Волга и переправились на его восточный берег под Яхромой, на химкинском захватили Клин, форсировали Истринское водохранилище, заняли Солнечногорск и Красную Поляну, на красногорском — взяли Истру. На юго-западе Гудериан подошёл к Кашире. Однако в результате ожесточённого сопротивления армий ЗФ немцы в конце ноября — начале декабря были остановлены на всех направлениях. Попытка взять Москву провалилась.

В ходе зимней кампании 1941—1942 годов было проведено контрнаступление под Москвой. Была снята угроза Москве. Советские войска отбросили противника на западном направлении на 80—250 км, завершили освобождение Московской и Тульской областей, освободили многие районы Калининской и Смоленской областей. На южном фронте советские войска обороняли стратегически важный Крым.

5 января 1942 состоялось расширенное совещание в Ставке ВГК для обсуждения стратегических планов на ближайшее будущее. Основной доклад сделал начальник Генштаба маршал Б. М. Шапошников. Он изложил не только план дальнейшего отбрасывания противника от Москвы, но и планы масштабного стратегического наступления на других фронтах: прорыв блокады Ленинграда и разгром противника на Украине и в Крыму. Против плана стратегического наступления выступил Г. К. Жуков. Он указал, что из-за недостатка танков и артиллерии прорвать немецкую оборону не представляется возможным, и что предлагаемая стратегия приведёт лишь к бесполезным потерям в живой силе. Жукова поддержал начальник Госплана СССР Н. А. Вознесенский, указавший на невозможность обеспечения предложенного плана достаточным количеством техники и вооружений. В поддержку плана выступили Берия и Маленков. Подведя итог дискуссии, Сталин утвердил план, сказав: «Мы должны быстро разбить немцев, чтобы они не смогли наступать когда придёт весна».

В соответствии с принятым планом, в начале 1942 были предприняты наступательные операции: Ржевско-Вяземская операция, Керченско-Феодосийская десантная операция и другие. Все эти наступления противнику удалось отразить с большими потерями для советских войск. 18 января 1942 началась Барвенково-Лозовская операция. Две недели продолжались ожесточённые бои, в результате которых советским войскам удалось прорвать немецкую оборону на фронте протяжённостью 100 км, продвинуться в западном и юго-западном направлениях на 90-100 км и захватить плацдарм на правом берегу Северного Донца.

На основании некорректных данных о потерях вермахта в ходе зимнего наступления РККА Верховным Командованием СССР в летне-осенней кампании 1942 года войскам была поставлена невыполнимая задача: полностью разгромить врага и освободить всю территорию страны. Основные военные события произошли на юго-западном направлении: поражение Крымского фронта, катастрофа в Харьковской операции (12—25.05), Воронежско-Ворошиловградская стратегическая оборонительная операция (28.06—24.07), Сталинградская стратегическая оборонительная операция (17.07—18.11), Северо-Кавказская стратегическая оборонительная операция (25.07—31.12). Противник продвинулся на 500—650 км, вышел к Волге, овладел частью перевалов Главного Кавказского хребта.

Ряд крупных операций произошёл на центральном направлении: Ржевско-Сычёвская операция (30.7—23.8), слившаяся с контрударом войск Западного фронта в р-не Сухиничи, Козельск (22—29.8), всего 228 232 человека потерь); а также на северо-западном направлении: Любанская наступательная операция (7.1—30.4), слившаяся с операцией по выводу из окружения 2-й ударной армии (13.5—10.7), оказавшейся в окружении в результате первой операции; общие потери — 403 118 человек.

Для германской армии ситуация также стала принимать угрожающий оборот: хотя её потери продолжали быть значительно ниже советских, более слабая немецкая военная экономика не позволяла заменять потерянные самолёты и танки с такой же скоростью, как это делала противоположная сторона, а предельно неэффективное использование людских ресурсов в армии не позволяло пополнять дивизии, действующие на Востоке, в нужной мере, что привело к переходу ряда дивизий на шестибатальонный штат (с девятибатальонного); личный состав боевых рот на сталинградском направлении сократился до 27 человек (из 180 по штату). Кроме того, в результате операций на Юге России и без того очень длинный восточный фронт немцев значительно удлинился, собственно немецких частей уже не хватало для создания необходимых оборонительных плотностей. Значительные участки фронта заняли войска союзников Германии — румынская 3-я и формирующаяся 4-я армии, 8-я итальянская и 2-я венгерская армии. Именно эти армии оказались ахиллесовой пятой вермахта в последовавшей вскоре осенне-зимней кампании.

3 июля 1941 года, Сталин обратился к народу с лозунгом „Всё для фронта! Всё для победы!“; к лету 1942 года (менее чем за 1 год) завершился перевод экономики СССР на военные рельсы.

С началом войны в СССР началась массовая эвакуация населения, производительных сил, учреждений и материальных ресурсов. В восточные районы страны было эвакуировано значительное число предприятий (только во 2-м полугодии 1941 — ок. 2 600), вывезено 2,3 млн голов скота. В 1-м полугодии 1942 года было выпущено 10 тыс. самолётов, 11 тыс. танков, 54 тыс. орудий. Во 2-м полугодии их выпуск увеличился более чем в 1,5 раза. Всего в 1942 г. СССР выпустил стрелкового оружия всех типов (без револьверов и пистолетов) 5,91 млн ед., орудий и миномётов всех типов и калибров (без авиационных, морских и танковых/САУ пушек) 287,0 тыс. шт., танков и САУ всех типов 24,5 тыс. шт., самолётов всех типов 25,4 тыс. шт., в том числе боевых 21,7 тыс. шт. Значительное количество боевой техники было получено и по ленд-лизу.

В результате соглашений между СССР, Великобританией и США в 1941—1942 гг. сложилось ядро антигитлеровской коалиции.

Гитлер рассматривал своё нападение на СССР как „Крестовый поход“, который следует вести террористическими методами. Уже 13 мая 1941 года он освободил военнослужащих от всякой ответственности за свои действия при выполнении плана „Барбаросса“:

„Никакие действия служащих вермахта или же действующих с ними лиц, в случае произведения гражданскими лицами враждебных действий по отношению к ним, не подлежат пресечению и не могут рассматриваться как проступки или военные преступления…“.

Эту мысль он разъяснил в своём выступлении от 16 июля:

„ Мы должны снова подчеркнуть, что мы обязаны занять территорию, начать ею управлять и обеспечивать в её пределах безопасность…И заранее нельзя сказать, какие меры для окончательного овладения территорией придётся применять: расстрелы, выселения и т. п. Задача состоит в том, чтобы лежащий перед нами гигантский пирог надлежащим образом разделить с тем, чтобы: во-первых, им завладеть, во- вторых подчинить и, в-третьих, использовать. И не может быть и речи о сохранении к западу от Урала каких-либо вооружённых формирований противника…“

„Гитлер ухитрился объединить всех русских под сталинским знаменем“

Немецкой оккупации в ходе войны подверглись территории Белорусской, Украинской, Эстонской, Латвийской, Литовской ССР, 13 областей РСФСР.

Молдавская ССР и некоторые районы юга Украинской ССР (Транснистрия) находились под управлением Румынии, часть Карело-Финской ССР была оккупирована финскими войсками.

Война Третьего рейха против Советского Союза была с самого начала нацелена на захват территории вплоть до Урала, эксплуатацию природных ресурсов СССР и долгосрочное подчинение России германскому господству. Перед прямой угрозой планомерного физического уничтожения оказались не только евреи, но и славяне, населявшие захваченные Германией в 1941—1944 гг. советские территории. Лишь недавно предметом исследований историков ФРГ стал „другой холокост“, направленный против славянского населения СССР, которое наряду с евреями было провозглашено „низшей расой“ и также подлежало уничтожению.

Области стали называться губерниями, были учреждены уезды (с января 1943 года — районы) и волости, произведена регистрация населения. Наряду с немецкими военными и административными органами власти (военными комендатурами, окружными и районными управлениями, сельскохозяйственными управлениями, гестапо и пр.) существовали учреждения местного самоуправления с полицией. Во главе городов, уездов назначались бургомистры, волостные управления возглавляли волостные старшины, в селениях назначались старосты. Для разбора уголовных и гражданских дел, не затрагивавших интересы германской армии, действовали мировые суды. Деятельность местных учреждений была направлена на исполнение приказов и распоряжений немецкого командования, осуществление политики и планов Гитлера в отношении оккупированного населения.

Всё трудоспособное население обязывалось работать на предприятиях, открытых немцами, на строительстве укреплений для немецкой армии, на ремонте шоссейных и железных дорог, их очистке от снега и завалов, в сельском хозяйстве и т. п. В соответствии с „новым порядком землепользования“ колхозы были ликвидированы и образованы общинные хозяйства, вместо совхозов образованы „госхозы“ — государственные хозяйства немецкой власти. Населению предписывалось беспрекословно выполнять установленные немцами грабительские нормы поставок мяса, молока, зерна, фуража и т. п. для германской армии. Немецкие солдаты грабили и уничтожали государственное и общественное имущество, выгоняли мирных жителей из их домов. Люди были вынуждены проживать в неприспособленных помещениях, землянках, у них отбирали тёплые вещи, продукты, скот.

Немцами были организованы политические школы — специальное учреждение по пропаганде и агитации. Публичные лекции на политические темы проводились в обязательном порядке на предприятиях и в организациях города и в сельской местности. Читались лекции и доклады через местное радиовещание. Также Д. Малявин сообщает о пропагандистских календарях.

С декабря 1941 года три раза в неделю в Орле стала выходить немецкая газета „Речь“ на русском языке с ярко выраженными антисоветскими публикациями. Среди населения распространялись иллюстрированные брошюры, листовки, плакаты: „Кто такой Адольф Гитлер“, „Является ли эта война отечественной для народов России“, „Новый земельный порядок — основа благополучия“, „Теперь принимайся за восстановление родины“ и другие — о немецкой политике в оккупированных странах, о „счастливой жизни“ советских военнопленных и граждан, отправленных на работу в Германию, и т. п.

Немцы открыли церкви, школы и другие культурно-просветительные учреждения. Репертуар театров также определялся немецкими пропагандистами, в кинотеатрах демонстрировались в подавляющем большинстве только немецкие фильмы с русским переводом.

Было введено обязательное школьное обучение с использованием советских учебников, из которых удалялось всё, что не соответствовало нацистской идеологии. Родителей, не посылавших своих детей в школы, принуждали к этому наложением штрафов. С учителями проводились собеседования в гестапо и организовывались двухнедельные политические курсы. С апреля 1943 года преподавание истории было запрещено и введены так называемые „уроки текущих событий“, для которых требовалось использовать немецкие газеты и специальные немецкие политические брошюры. В школах при церквях были организованы детские группы для обучения Закону Божьему. В это же время оккупанты уничтожили огромное количество книг в библиотеках.

Для большинства мест, подвергшихся оккупации, этот период продолжался два-три года. Захватчики ввели здесь для советских граждан в возрасте от 18 до 45 лет (для евреев — от 18 до 60 лет) жёсткую трудовую повинность. При этом рабочий день даже на вредных производствах длился 14—16 часов в сутки. За отказ и уклонение от работы, невыполнение приказов, малейшее неповиновение, сопротивление грабежу и насилию, помощь партизанам, членство в коммунистической партии и комсомоле, принадлежность к еврейской национальности и просто без причины следовали расстрелы, казни через повешение, избиения и пытки со смертельным исходом. Применялись штрафы, заключение в концлагеря, реквизиция скота и пр. Репрессиям со стороны фашистских захватчиков подверглись в первую очередь славяне, евреи и цыгане, а также все остальные, по мнению фашистов, „недочеловеки“. Так, в Белоруссии был уничтожен каждый третий житель.

На оккупированных территориях создавались лагеря смерти, где, по общим подсчётам, погибло около 5 миллионов человек.

Всего на оккупированной территории было преднамеренно истреблено более 7,4 млн чел. мирного населения.

Большой урон советскому населению, находившемуся под оккупацией, причинил насильственный угон наиболее трудоспособной его части на принудительные работы в Германию и оккупированные промышленно-развитые страны. Советских невольников именовали там „остарбайтерами“ (восточными рабочими).

Из общего числа советских граждан, насильственно вывезенных на работы в Германию (5 269 513 чел.), после окончания войны было репатриировано на Родину 2 654 100 чел. Не возвратились по разным причинам и стали эмигрантами — 451 100 чел. Остальные 2 164 313 чел. погибли или умерли в плену.

19 ноября 1942 началось контрнаступление советских войск, 23 ноября части Сталинградского и Юго-Западного фронтов соединились у города Калач-на-Дону и окружили 22 вражеские дивизии. В ходе начавшейся 16 декабря операции „Малый Сатурн“ серьёзное поражение потерпела группа армий «Дон» под командованием Манштейна. И хотя наступательные операции, предпринятые на центральном участке советско-германского фронта (операция „Марс“), закончились неудачно, однако успех на южном направлении обеспечил успех зимней кампании советских войск в целом — одна немецкая и четыре армии союзников Германии были уничтожены.

Другими важными событиями зимней кампании стали Северо-Кавказская наступательная операция (фактически преследование отводивших с Кавказа силы во избежание окружения немцев) и прорыв блокады Ленинграда (18 января 1943 года). Красная Армия продвинулась на Запад на некоторых направлениях на 600—700 км, разгромила пять армий противника.

19 февраля 1943 г. войска группы армий „Юг“ под командованием Манштейна начали на южном направлении контрнаступление, которое позволило временно вырвать инициативу из рук советских войск и отбросить их на восток (на отдельных направлениях на 150—200 км). Относительно небольшое количество советских частей было окружено (на Воронежском фронте, из-за ошибок командующего фронтом Ф. И. Голикова, смещённого после сражения). Однако меры, принятые советским командованием, уже в конце марта 1943 г. позволили остановить продвижение немецких войск и стабилизировать фронт.

Зимой 1943 года немецкая 9-я армия В. Моделя оставила ржевско-вяземский выступ (см. Операция «Бюффель»). Советские войска Калининского (А. М. Пуркаев) и Западного (В. Д. Соколовский) фронтов начали преследование противника. В результате советские войска отодвинули линию фронта от Москвы ещё на 130—160 км. Вскоре штаб немецкой 9-й армии возглавил войска на северном фасе Курского выступа.

Решающими событиями летне-осенней кампании 1943 года были Курская битва и битва за Днепр. Красная Армия продвинулась на 500—1300 км, и, хотя её потери были больше потерь противника (в 1943 г. потери советских армий убитыми достигли максимума за всю войну), немецкая сторона не могла, за счёт менее эффективной военной промышленности и менее эффективной системы использования людских ресурсов в военных целях, восполнять свои хотя бы и меньшие потери с такой скоростью, с какой это мог делать СССР. Это обеспечило РККА в целом устойчивую динамику продвижения на Запад на протяжении третьего и четвёртого кварталов 1943 года.

28 ноября — 1 декабря состоялась Тегеранская конференция И. Сталина, У. Черчилля и Ф. Рузвельта. Основным вопросом конференции было открытие второго фронта.

Третий период войны характеризовался значительным количественным ростом германских вооружённых сил, особенно в техническом отношении. Например, количество танков и САУ в вермахте к 1 января 1945 г. составило 12 990 единиц, в то время как к 1 января 1944 г. — 9 149, а к 1 января 1943 г. — только 7 927 единиц. Это было результатом деятельности Шпеера, Мильха и др. в рамках программы военной мобилизации промышленности Германии, начатой в январе 1942 г., но ставшей давать серьёзные результаты лишь в 1943—1944 гг. Однако количественный рост из-за огромных потерь на Восточном фронте и нехватки топлива для обучения танкистов и лётчиков сопровождался снижением качественного уровня германских вооружённых сил. Поэтому стратегическая инициатива оставалась за СССР и его союзниками, а потери Германии значительно возросли (есть мнение, что причиной роста потерь являлся, в том числе, и рост технической оснащённости вермахта — больше становилось техники, которую можно было потерять).

Зимнюю кампанию 1943—1944 гг. Красная Армия начала грандиозным наступлением на правобережной Украине (24 декабря 1943 — 17 апреля 1944). Данное наступление включало в себя несколько фронтовых операций, таких как Житомирско-Бердичевской, Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Луцко-Ровненской, Никопольско-Криворожской, Проскуровско-Черновицкой, Уманско-Ботошанской, Березнеговато-Снигиревской и Одесской.

В результате 4-х месячного наступления были разбиты группа армий „Юг“ под командованием генерал-фельдмаршал Э. Манштейна и группа армий „А“, командующий генерал-фельдмаршал Э. Клейст. Советские войска освободили Правобережную Украину, западные области, вышли на государственную границу на юге СССР, в предгорья Карпат (в ходе Проскуровско-Черновицкой операции) а 28 марта, форсировав реку Прут, вступили в Румынию. Так же к наступлению на правобережной Украине относят Полесскую операцию 2-го Белорусского фронта, который действовал севернее войск 1-го Украинского фронта.

В наступлении принимали участия войска 1-го, 2-го, 3-го 4-го Украинских фронтов, 2-й Белорусский фронт, корабли Черноморского флота и Азовской военной флотилии и большое количество партизан на оккупированных территориях. В результате наступления фронт был отодвинут от изначальных позиций конца декабря 1943 г. на глубину 250—450 км. Людские потери советских войск оцениваются в 1,1 млн человек, из которых безвозвратные — чуть более 270 тысяч.

Одновременно с освобождением Правобережной Украины, началась Ленинградско-Новгородская операция (14 января — 1 марта 1944). В рамках данной операции проведены: Красносельско — Ропшинская, Новгородско-Лужская, Кингисеппско-Гдовская и Старорусско-Новоржевская фронтовые наступательные операции. Одной из основных целей было снятие блокады Ленинграда.

В результате наступления советские войска нанесли поражение группе армий „Север“, под командованием генерал-фельдмаршала Г. Кюхлер. Также была снята почти 900-дневная блокада Ленинграда, освобождены почти вся территория Ленинградской, Новгородской областей, больш?ая часть Калининской области, советские войска вступили на территорию Эстонии. Это наступление советских войск лишило немецкое командование возможности перебросить силы группы армий „Север“ на Правобрежную Украину, где наносили главный удар советские войска зимой 1944 г.

В операции участвовали войска Ленинградского и Волховского фронтов, часть сил 2-го Прибалтийского фронта, Балтийский флот, авиация дальнего действия и партизаны. В результате Ленинградско-Новгородской операции войска продвинулись на 220—280 км. Потери советских войск — более 300 тысяч человек, из них безвозвратные — более 75 тысяч.

Апрель-май ознаменовался Крымской наступательной операцией (8 апреля — 12 мая). Во время неё были проведены 2 фронтовые операции: Перекопско-Севастопольская и Керченско-Севастопольская; цель операции — освобождение Крыма. Советские войска освободили Крым и разгромили 17-ю полевую армию немцев. Черноморский флот возвратил себе свою главную базу — Севастополь, что значительно улучшило условия базирования и ведения боевых действий как для самого флота, так и для Азовской военной флотилии (на базе которой была сформирована Дунайская военная флотилия). Была ликвидирована угроза тылам фронтов освобождавших Правобережную Украину.

В освобождении Крыма участвовали войска 4-го Украинского фронта, Отдельной приморской армии под командованием А. И. Ерёменко, Черноморский флот, Азовская военная флотилия (позднее переименованная в Дунайскую военную флотилию). Потери советских войск составили чуть менее 85 тысяч человек, из которых безвозвратные — более 17 тысяч. Советские войска освободили Крым за месяц с небольшим, тогда как немцам понадобилось почти 10 месяцев только, чтобы захватить Севастополь.

В июне 1944 г. союзники открыли второй фронт, что незначительно ухудшило военное положение Германии. В летне-осеннюю кампанию 1944 г. Красная Армия провела ряд крупных операций, в том числе Белорусскую, Львовско-Сандомирскую, Ясско-Кишинёвскую, Прибалтийскую; завершила освобождение Белоруссии, Украины, Прибалтики (кроме некоторых районов Латвии) и частично Чехословакии; освободила северное Заполярье и северные области Норвегии. Были принуждены к капитуляции и вступлению в войну против Германии Румыния и Болгария (Болгария находилась в состоянии войны с Великобританией и США, но не с СССР, СССР 5 сентября 1944 г. объявил войну Болгарии и занял её, болгарские войска сопротивления не оказали).

Летом 1944 г. советские войска вступили на территорию Польши. Ещё до этого на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, а также Литвы советские войска встретились с формированиями польской партизанской Армии крайовой (АК), которая подчинялась польскому правительству в изгнании. Перед ней была поставлена задача по мере отступления немцев овладевать освобождёнными районами как в Западной Белоруссии, Западной Украине и Литве, так и в самой Польше так, чтобы вступающие советские войска уже заставали там сформированный аппарат власти, поддержанный вооружёнными отрядами, подчинёнными эмигрантскому правительству.

Советские войска сначала осуществляли совместные с АК операции против немцев, а затем офицеры АК арестовывались, а бойцы разоружались и мобилизовывались в просоветское Войско Польское генерала Берлинга. На освобождённых землях, то есть непосредственно в тылу Красной Армии, продолжались попытки разоружения отрядов АК, которые уходили в подполье. Это происходило с июля 1944 г. и на территории самой Польши. Уже 23 августа 1944 года из Люблина в лагерь под Рязанью был отправлен первый этап интернированных бойцов АК. Перед отправкой их держали в бывшем нацистском концлагере Майданек. 21 июля 1944 г. в Хелме польскими коммунистами и их союзниками был создан Польский комитет национального освобождения — временное просоветское правительство Польши, несмотря на то, что у Польши имелось законное правительство — Польское правительство в изгнании.

1 августа 1944 г., когда передовые силы РККА приближались к столице Польши Варшаве, „Армия крайова“ подняла восстание в городе. Повстанцы два месяца сражались с превосходящими силами немецких войск, но 2 октября 1944 г. были вынуждены капитулировать. 1-й Белорусский фронт не оказал существенную помощь восставшим — преодолев в Белорусской операции до 600 км, он встретил под Варшавой упорное сопротивление противника и перешёл к обороне.

30 августа 1944 г. началось Словацкое национальное восстание против пронемецкого режима Словацкой Республики во главе с Йозефом Тиссо. Для помощи повстанцам советские войска 8 сентября начали Карпато-Дукельскую операцию. Но в начале ноября 1944 г. немецкие войска подавили восстание ещё до того, как советские войска смогли оказать повстанцам помощь.

В октябре 1944 г. советские войска успешно провели Дебреценскую операцию и начали Будапештскую операцию с целью разгрома немецких войск на территории Венгрии и вывода её из войны. Однако немецкие войска в Будапеште капитулировали только 13 февраля 1945 г. 28 декабря 1944 г. было создано временное правительство Венгрии, которое 20 января 1945 г. заключило перемирие с СССР.

25 октября 1944 года Государственный комитет обороны объявил призыв на военную службу призывников 1927 года рождения. Призвали 1 миллион 156 тысяч 727 человек — последний военный призыв.

Наступательные действия советских войск на западном направлении возобновились только в январе 1945 года. 13 января началась (Восточно-Прусская операция). На малавском направлении целью был разгром малавской группировки противникака и отсечения группы армий „Центр“, оборонявшейся в Восточную Пруссию, от остальных сил немецко-фашистских армий. В результате боёв советские войска заняли часть Восточной Пруссии, освободили территорию Северной Польши и, блокировав с Запада и Юго-Запада восточно-прусскую группировку противника, создали благоприятные условия для её последующего разгрома (см. Млавско-Эльбингская операция). На калининградском направлении начали наступательную операцию против тильзитско-инстербургской группировки нем.-фаш войск. В результате войска 3-го Белорусского фронта продвинулись на глубину до 130 км и разгромили основные силы немцев, создав условия для завершения совместной со 2-м Белорусским фронтом Восточно-Прусской операции (см. Инстербургско-Кенигсбергская операция). На другом направлении в Польше 12 января началась (Висло-Одерская операция), в ходе которой к 3 февраля от немецких войск была очищена территория Польши к западу от Вислы и захвачен плацдарм на правом берегу Одера, использованный впоследствии при наступлении на Берлин. В Южной Польше и Чехословакии войска 4-го Украинского фронта преодолели большую часть Западных Карпат, и к 18 февраля вышли в район верхнего течения Вислы, чем способствовали продвижению 1-го Украинского фронта в Силезии.

16 марта начинается Венская наступательная операция по овладению городом Вена. На пути к столице Австрийской части Третьего рейха была разгромлена 6-я танковая армия СС. В начале апреля на территории Чехословакии советские войска с ожесточёнными боями продвигаться дальше на запад, освобождая населённые пункты от немцев. 7 апреля подступают к пригородам Вены где встречают упорное сопротивление немцев. Начинаются тяжёлые бои за Вену, которая была взята 13 апреля.

В это же время в Восточной Прусии начинаются бои за Кёнигсберг (см. Кёнигсбергская операция). Медленным темпом советские войска отвоёвывают километр за километром, начинаются уличные бои. В результате кёнигсбергской операции основные силы восточнопрусской группировки немцев были разгромлены На Польском направлении к марту 1945 года войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в ходе вышли на рубеж рек Одер и Нейсе. По кратчайшему расстоянию от кюстринского плацдарма до Берлина оставалось 60 км. Англо-американские войска завершили ликвидацию рурской группировки немецких войск и к середине апреля передовыми частями вышли к Эльбе. Потеря важнейших сырьевых районов обусловила спад промышленного производства Германии. Увеличились трудности с восполнением людских потерь, понесённых зимой 1944/45 г. Тем не менее вооружённые силы Германии ещё представляли собой внушительную силу. По информации разведуправления Генштаба Красной Армии, к середине апреля в их составе насчитывалось 223 дивизии и бригады. 16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная операция советских войск. 25 апреля 1945 года советские войска на реке Эльба впервые встретились с американскими войсками, наступавшими с Запада. 2 мая 1945 года гарнизон Берлина капитулировал. После взятия Берлина советские войска провели Пражскую операцию — последнюю стратегическую операцию в войне.

19 января 1945 года последний командующий АК Леопольд Окулицкий издал приказ о её роспуске. В феврале 1945 года представители эмигрантского польского правительства, находившиеся в Польше, большинство делегатов Совета Национального единства (временного подпольного парламента) и руководители АК были приглашены генералом НКГБ И. А. Серовым на конференцию по поводу возможного вхождения представителей некоммунистических группировок во Временное правительство, которое поддерживалось Советским Союзом. Полякам были даны гарантии безопасности, однако их арестовали в Прушкуве 27 марта и доставили в Москву, где над ними состоялся суд. 4—11 февраля 1945 года состоялась Ялтинская конференция Сталина, Черчилля и Рузвельта. На ней обсуждались основные принципы послевоенной политики.

В полночь 8 мая война в Европе завершилась безоговорочной капитуляцией вооружённых сил Германии. Боевые действия продолжались 1418 дней. Тем не менее, приняв капитуляцию, Советский Союз не подписал мир с Германией, то есть формально остался с Германией в состоянии войны. Война с Германией была формально окончена 25 января 1955 г. изданием Президиумом Верховного Совета СССР указа «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией».

24 июня в Москве состоялся парад Победы. На прошедшей в июле — августе 1945 года Потсдамской конференции руководителей СССР, Великобритании и США была достигнута договорённость по вопросам послевоенного устройства Европы.

Война Советского Союза против Японии (9 августа — 2 сентября 1945) явилась непосредственным продолжением и важной составной частью Великой Отечественной войны.

Наиболее крупные сражения Великой Отечественной войны:

  • Оборона Заполярья (29 июня 1941 — 1 ноября 1944)
  • Московская битва (30 сентября 1941 — 20 апреля 1942)
  • Блокада Ленинграда (8 сентября 1941 — 27 января 1944)
  • Ржевская битва (8 января 1942 — 31 марта 1943)
  • Сталинградская битва (17 июля 1942 — 2 февраля 1943)
  • Битва за Кавказ (25 июля 1942 — 9 октября 1943)
  • Курская битва (5 июля — 23 августа 1943)
  • Битва за Правобережную Украину (24 декабря 1943 — 17 апреля 1944)
  • Белорусская операция (23 июня — 29 августа 1944)
  • Прибалтийская операция (14 сентября — 24 ноября 1944)
  • Будапештская операция (29 октября 1944 — 13 февраля 1945)
  • Висло-Одерская операция (12 января — 3 февраля 1945)
  • Восточно-Прусская операция (13 января — 25 апреля 1945)
  • Битва за Берлин (16 апреля — 8 мая 1945)

Существуют различные оценки потерь Советского Союза и Германии во время войны 1941—1945 гг. Различия связаны как со способами получения исходных количественных данных по разным группам потерь, так и с методами расчётов.

В России официальными данными о потерях (армии) в Великой Отечественной войне считаются данные, изданные группой исследователей под руководством консультанта Военно-мемориального центра ВС РФ Григория Кривошеева в 1993 г. Согласно уточнённым данным (2001 г.), потери были следующими:

  • Людские потери СССР — 6,8 млн военнослужащих „убитыми, умершими от ран, в плену, от болезней, несчастных случаев, казнённых по приговорам трибуналов“ и 4,4 млн попавшими в плен и пропавшими без вести. Общие демографические потери (включающие погибшее мирное население) — 26,6 млн человек;
  • Людские потери Германии — 4,047 млн военнослужащих погибшими и умершими (в том числе 3,605 млн погибших, умерших от ран и пропавших без вести на фронте; 442 тыс. умерших в плену), ещё 2,91 млн вернулись из плена после войны.
  • Людские потери стран-союзниц Германии — 806 тыс. военнослужащих погибшими (включая 137,8 тыс. погибшими в плену), ещё 662,2 тыс. вернулись из плена после войны.
  • Безвозвратные потери армий СССР и Германии с сателлитами (включая военнопленных) — 11,5 млн и 8,6 млн чел. соответственно. Соотношение безвозвратных потерь армий Германии с сателлитами и СССР составляет: 1:1,3.

Идеальным исходом войны на Востоке был бы такой, когда последний немец убил бы последнего русского и растянулся мёртвым рядом.

Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше, хотя мне не хочется ни при каких обстоятельствах видеть Гитлера в победителях.

После нападения Германии на СССР, последний стал союзником Великобритании. 22 июня 1941 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчиль заявил:

… опасность, угрожающая России, — это опасность, грозящая нам и Соединённым Штатам, точно так же, как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, — это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара.

12 июля СССР подписал соглашение с Великобританией о совместных действиях в войне против Германии. 18 июля аналогичное соглашение было подписано с эмигрантским правительством Чехословакии, а 30 июля — с польским эмигрантским правительством.

14 августа с польским эмигрантским правительством была достигнута договорённость о формировании в СССР армии из польских граждан, попавших в советский плен в результате Польского похода РККА 1939 года, а также польских граждан, которые были депортированы или подвергнуты заключению (в отношении них 12 августа был принят указ об амнистии).

24 сентября 1941 года СССР присоединился к Атлантической хартии, высказав при этом своё особое мнение по некоторым вопросам. 29 сентября — 1 октября 1941 года в Москве состоялось совещание представителей СССР, США и Великобритании, закончившееся подписанием протокола о взаимных поставках. Первый британский арктический конвой „Дервиш“ с военными грузами для СССР прибыл в Архангельск ещё до этого, 31 августа 1941 года. Для обеспечения поставок военных грузов в СССР по южному маршруту в августе 1941 года советские и британские войска были введены в Иран.

По случаю 24-й годовщины „образования Красной армии“ Иосиф Сталин в своём приказе № 55 бросил следующий упрёк национал-социалистической прессе, утверждающей, якобы, что Советский Союз стремится к уничтожению немецкого народа:

Со всей уверенностью можно сказать, что эта война приведёт либо к раздроблению или к полному уничтожению гитлеровской клики. Смешны попытки идентифицировать весь немецкий народ и немецкое государство с этой кликой. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское — остаётся. Сила Красной Армии состоит в том, что она не знает расовой ненависти, что представляет собой источник слабости Германии… Все свободолюбивые народы противостоят национал-социалистической Германии… Мы воюем с немецким солдатом не потому, что он немец, а потому, что он выполняет приказ поработить наш народ»

Сталин И.В. Приказ народного комиссара обороны СССР от 23 февраля 1942 года № 55 // Сочинения. — М.: Писатель, 1997. — Т. 15. — С. 93-98.

Отмечено, что потери СССР во много раз превысили потери остальных стран антигитлеровской коалиции, при этом общий вклад в победу во многом был привнесён борьбой советских людей. Вот что пишет по этому поводу известный советский публицист Стрельников:

— Вы знаете, миссис Грин, сколько потеряла наша страна за последнюю войну? — спрашиваю я. — 20 миллионов мужчин, женщин и детей.
Этого не может быть! -удивляется она. Мы в США тоже переживали лишения. Ввели карточки на бензин для автомашин. Курицу не каждый день можно было купить. Я жду, когда она допьёт свой кофе чтобы раскланяться и уйти. Слишком неравны ставки, чтобы их обсуждать. Отсутствие курицы на столе — против 20 миллионов погибших. Карточки на бензин — против трагедии ленинградцев. Единственная бомба, принесённая японским воздушным шаром и убившая шесть фермеров, — против 1700 разрушенных советских городов.

— Отдавая дань уважения всем борцам против фашизма, необходимо подчеркнуть, что вклад в общую победу был различным. Главная заслуга в разгроме гитлеровской Германии, несомненно, принадлежит Советскому Союзу. На протяжении всей второй мировой войны советско-германский фронт оставался главным: именно здесь были разгромлены 507 дивизий вермахта и 100 дивизий союзников Германии.
За эти завоевания советский народ заплатил огромную цену. За годы Великой Отечественной войны погибло и умерло около 27 млн. наших соотечественников, из них 8 668 400 человек составили потери армии, флота, пограничных и внутренних войск. Две трети людских потерь приходятся на мирное население.
Это свидетельствует о проводившейся гитлеровцами политике геноцида ни в чем не повинных людей, о бесчеловечном оккупационном режиме, о попрании всех общепринятых международных норм в отношении советских людей

Главным итогом Великой Отечественной войны стала ликвидация смертельной опасности, угрозы порабощения и геноцида русского и других народов СССР. Мощный, бесчеловечный враг всего за 4 месяца дошел до Москвы, вплоть до Курской дуги сохранял наступательные возможности. Перелом в войне и победа были результатом неимоверного напряжения сил, массового героизма народа, изумлявшего и врагов и союзников. Идеей, вдохновлявшей тружеников фронта и тыла, объединяющей и умножающей их силу, мирящий с жестокостью чрезвычайных мер собственного руководства, с неоправданными жертвами, стала идея защиты своего Отечества как дела правого и праведного. Победа побудила в народе чувство национальной гордости, уверенности в своих силах.

www.encyclopaedia-russia.ru