Текст русская правда свод законов

Год создания «Русской Правды». Свод законов Ярослава Мудрого

«Русская правда» стала первым законодательным сводом на Руси. Для будущего поколения этот документ был ценнейшим источником информации о жизни в те времена. Все последующие законы имели в основе своей идеи «Русской правды».

Привычное для нас слово «правда» во времена Ярослава Мудрого значило не только истину. Основной его смысл в ту эпоху – это закон и устав. Именно поэтому первый свод правил назвали «Русская правда» (год создания — 1016). До этого времени все правоустанавливающие документы были основаны на морали языческой, а позже — на церковно-византийской религии.

Законы «Русской правды» должны были появиться по нескольким причинам. Во-первых, судейство на Руси в то время состояло из греков и южных славян. Они практически не были знакомы с русскими обычаями в юриспруденции. Во-вторых, старые русские обычаи содержали нормы языческого права. Это не соответствовало новой морали, основанной на новых религиозных принципах. Поэтому введенный институт церковных судов и принятие христианства стали основными факторами, благодаря которым создали писаные законы. Именно поэтому «Русская правда» складывалась без особого участия княжества. Зато церковная юрисдикция выступила активным составителем этого уникального документа.

О месте, в котором впервые выпустили «Русскую правду», идут споры. Одни исследователи говорят, что это было в Новгороде, другие уверены, что это случилось в Киеве.

К сожалению, «Русская правда», текст которой включал в себя законодательные статьи по уголовному, торговому, наследственному праву, претерпевала изменения. И первоначальное изложение не сохранилось до наших дней.

Год создания «Русской правды», по утверждению историков, 1016-й. Хотя достоверную информацию никто из исследователей предоставить не может. До 1054 года все законы собирались в одну книгу по инициативе Ярослава Мудрого. В ней содержались законодательные статьи, касающиеся следующих вопросов:

  • уголовное право;
  • работа суда;
  • социальный статус граждан.

Несмотря на то что год создания «Русской правды» – 1016-й, до наших дней дошел один их экземпляров, который относится к 1280 году. Это самая древняя копия, найденная на сегодняшний день. А в печати первый текст появился в 1738 году благодаря российскому историку В. Н. Татищеву.

«Русская правда» имеет несколько вариантов изложения:

Самая первая из них – это древнейший вариант.

В кратком варианте есть 4 документа. В них поместили 43 статьи. Они посвящены государственным традициям на Руси, включая старые обычаи наподобие кровной мести. Также в «Правде» выложены правила уплаты штрафов, и за что их необходимо взимать. При этом наказание определялось исходя из социального статуса преступника. Документ отличало отсутствие дифференцированного подхода к определению размеров штрафов.

В более полном варианте «Русская правда», текст которой насчитывает порядка 121 статьи, содержит уставы Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха. Этот вариант носит название «Пространная Правда». Здесь уже четко определено, что феодалы наделены привилегиями, чего не скажешь о холопах. Статьи определяли правовые отношения при определении права собственности на любое имущество, при передаче его в наследство и заключении различных договоров. В таком варианте своды законов использовались также церковными и гражданскими судами для наказания преступников.

Это самый поздний вариант, который полностью сформировался к середине 15 века. Его создали на основе «Пространной Правды».

Не было бы первоначальных источников свода закона, не будь фундамента для его создания. В данном случае такими источниками и стали «Краткая Правда» и «Пространная Правда».

Великий князь Ярослав Мудрый совместно с сыновьями установили законы, по которым следовало жить, прописали все возможные наказания за различные преступления.

Новшеством стало то, что был отменен обычай под названием «кровная месть». Правда, это случилось не в год создания «Русской Правды», а немного позже. За убийство должно было отвечать по закону.

При этом княжеские приближенные и сами князья получали более мягкие наказания, чем люди без «рода и племени».

За многие преступления были назначены штрафы. За тяжкие провинности наказания были суровые. Семью могли изгнать вместе с виновным из населенного пункта, а имущество конфисковывали. Эти наказания применяли за поджоги, воровство коней.

Важное значение при принятии решения суд уделял показаниям свидетелей. Их тогда называли «послухи».

Документ отделил умышленное убийство от неумышленного. В нем сохранялась смертная казнь. Штрафы назначались в различных денежных номиналах.

«Русская Правда» определяла порядок проведения судов: в каком месте они должны происходить, кто в них участвует, где будут содержать преступников и как их необходимо судить.

Значение документа для современников

Год создания «Русской Правды» нельзя назвать однозначно. Она постоянно дополнялась. Однако, независимо от этого, книга имеет огромное значение и для историков, изучающих эпоху Ярослава Мудрого, и для будущих поколений. Ведь в ней сохранено столько интересных знаний о начальном этапе развития Киевской Руси.

Многие слова в современном праве имеют много общего с первым правовым документом. К примеру, «уголовник»: в «Русской Правде» убийца был назван «головник», а убитый в документе назывался «головой».

Кроме того, законы «Русской Правды» дают нам представление о жизни княжества и простого народа в то время. Здесь четко прослеживается превосходство правящего класса над холопами и челядью. Это настолько благоприятно было для княжества, что статьи Русской Правды использовали в новых юридических сборниках до 15 века.

Фундаментальной заменой «Правды» стал Судебник Ивана III, который вышел в 1497 году. Но это не значит, что он коренным образом изменил правовые отношения. Напротив, все последующие судебные документы формировались исключительно на «Русской Правде».

fb.ru

«Русская Правда» — нормативно-правовой документ Древней Руси, сборник всех законов и правовых норм, существовавших в 10-11-м вв.

«Русская Правда» — первый нормативно-правовой документ в Древней Руси, который объединил в себе все старые нормативно-правовые акты, княжеские указы, законы и другие административные документы, издававшиеся разными инстанциями. «Русская Правда» — не только важная часть истории права в России, но и важный культурный памятник, так как она отражает быт и жизнь Древней Руси, ее традиции, принципы ведения хозяйства, а также является важным источником сведений о письменной культуре государства, которая на тот момент только зарождалась.

В состав документа входят нормы наследственного, торгового, уголовного права, а также принципы процессуального законодательства. «Русская Правда» была на тот момент главным письменным источником сведений о социальных, правовых и экономических отношениях на территории Руси.

Происхождение «Русской Правды» сегодня вызывает довольно много вопросов у ученых. Создание данного документа связывают прежде всего с именем Ярослава Мудрого — князь собрал все существовавшие на Руси правовые документы и указы и выпустил новый документ примерно в 1016-1054 гг. К сожалению, не сохранилось ни одной копии оригинала «Русской Правды», только более поздние переписи, так что точно говорить об авторе и дате создания «Русской Правды» трудно. Переписывалась «Русская Правда» несколько раз другими князьями, которые вносили в нее доработки согласно реалиям времени.

Основные источники «Русской Правды»

Документ существует в двух редакциях: краткой и пространной (более полной). В краткий вариант «Русской Правды» входят следующие источники:

  • Покон вирный — определение порядка кормления княжеских слуг, сборщиков виры (создана в 1020-е или 1030-е гг.);
  • Правда Ярослава (создана в 1016 г. или в 1030-е гг.);
  • Правда Ярославичей (не имеет точной даты);
  • Урок мостникам — регулирование оплаты труда строителей, мостовых, или, согласно некоторым версиям, строителей мостов (создана в 1020-е или 1030-е гг.).

Краткая редакция содержала 43 статьи и описывала новые государственные традиции, появившиеся незадолго до создания документа, а также ряд более старых законодательных норм и обычаев (в частности, правила кровной мести). Вторая часть содержала сведения о штрафах, нарушениях и пр. Правовые основы в обеих частях были построены на вполне обычном для того времени принципе — сословном. Это значило, что тяжесть преступления, мера наказания или размер штрафа зависели не столько от самого преступления, сколько от того, к какому сословию принадлежал человек, его совершивший. Кроме того, разные категории граждан обладали разными правами.

Более поздний вариант «Русской Правды» дополнен уставом Ярослава Владимировича и Владимира Мономаха, количество статей в нем составляло 121. «Русская Правда» в расширенной редакции использовалась в суде, гражданском и церковном, для определения наказания и урегулирования товарно-денежных тяжб и отношений в целом.

Общее содержание «Русской Правды»

В целом нормы уголовного права, описанные в «Русской Правде», соответствуют нормам, принятым во многих раннегосударственных обществах того периода. По-прежнему сохраняется смертная казнь, однако существенно расширяется типология преступлений: убийство теперь делится на умышленное и неумышленное, обозначаются разные степени причинения ущерба, от намеренного до неумышленного, штрафы взимаются не по единой ставке, а в зависимости от тяжести проступка. Стоит отметить, что «Русская Правда» описывает штрафы сразу в нескольких валютах для удобства процесса судопроизводства на разных территориях.

Документ содержал также немало сведений о процессе судопроизводства. «Русская Правда» определяла основные принципы и нормы процессуального законодательства: где и как необходимо проводить судебные заседания, как необходимо содержать преступников во время и до суда, как их судить и как исполнять приговор. В этом процессе сохраняется упомянутый выше сословный принцип, который подразумевает, что более знатные граждане могли рассчитывать на более мягкое наказание и более комфортные условия содержания. «Русская Правда» предусматривала и процедуру взимания денежного долга у должника, появились прототипы судебных приставов, которые занимались подобными вопросами.

Еще одна сторона, описанная в «Русской Правде», — социальная. Документ определял разные категории граждан и их социальный статус. Так, все граждане государства были разделены на несколько категорий: знатные люди и привилегированные слуги, к которым относились князья, дружинники, затем шли рядовые свободные граждане, то есть те, кто не находился в зависимости от феодала (сюда же относили всех жителей Новгорода), и низшей категорией считались зависимые люди — крестьяне, смерды, холопы и многие другие, находящиеся во власти феодалов или князя.

«Русская Правда» — один из важнейших источников сведений о жизни Древней Руси на самом раннем периоде ее развития. Представленные законодательные нормы позволяют составить достаточно полное представление о традициях и укладе жизни всех слоев населения русской земли. Кроме того, «Русская Правда» стала одним из самых первых нормативно-правовых документов, который использовался в качестве основного общегосударственного судебника.

Создание «Русской Правды» заложило основы будущей нормативно-правовой системы, и при создании новых судебников в дальнейшем (в частности, создание Судебника 1497 г.) она всегда оставалась основным источником, который брался законотворцами за основу не только как документ, содержащий все акты и законы, но также как образец единого правового документа. «Русская Правда» впервые официально закрепила сословные отношения на Руси.

historynotes.ru

РУССКАЯ ПРАВДА – памятник законодательства 11–12 вв., считающийся самым ранним из дошедших до современных исследователей кодексом правовых норм раннесредневековой Руси.

Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации – нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников – прежде всего Священного Писания. Есть мнение, что еще до Русской правды существовал некий Закон Русский (на его нормы есть ссылки в тексте Договора Руси с Византией 907), однако какие из его статей вошли в текст Русской Правды, а какие являются оригинальными, – точных данных нет. Согласно еще одной гипотезе, название «Правда Роськая» происходит от лексемы «рось» (или «русь»), что означает «дружинник». В этом случае, в тексте свода норм следует видеть кодекс, принятый для регулирования отношений в княжеско-дружинной среде. Значение традиции и норм обычного права (нигде и никем не записываемых) было в ней меньшим, нежели в среде общинной.

Русская Правда дошла до сегодняшнего дня в списках 15 в. и одиннадцати списках 18–19 вв. Согласно традиционной русской историографии, эти тексты и списки разделяют на три редакции Русской Правды: Краткую, Пространную и Сокращенную.

Древнейшим списком или первой редакцией Правды Русской является Краткая Правда (20–70-е годы 11 в.), которую принято делить на Правду Ярослава Мудрого (1019–1054) и Правду Ярославичей. Первые 17 статей Правды Ярослава (по разбивке поздних исследователей, так как в самом тексте источника деления на статьи нет), сохранившиеся в двух списках 15 в. в составе Новгородской I летописи, содержат еще более ранний пласт – первые 10 записанных норм, «якоже Ярослав судил» – их называют Древнейшей ПравдойПравдой Роськой»). Текст ее был составлен не ранее 1016. Спустя четверть века текст Древнейшей Правды лег в основу всей Правды Ярослава – кодекса норм прецедентного права. Эти нормы регулировали отношения в пределах княжеского (или боярского) хозяйства; среди них – постановления о платах за убийство, нанесение оскорблений, увечий и побоев, кражу и порчу чужого имущества. Начало Краткой Правды убеждает в фиксации норм обычного права, так как в них идет речь о кровной мести (ст. 1) и круговой поруке (ст. 19).

Правдой Ярославичей (сыновей Ярослава Мудрого) именуются статьи 19–41 в тексте Краткой Правды. Эта часть кодекса была составлена в 70-е 11 в. и до конца столетия постоянно пополнялась новыми статьями. К ним относят статьи 27–41, разделяемые на Покон вирный (то есть Устав о штрафах в пользу князя за убийство свободных людей и нормах прокорма сборщиков этих платежей), появление которого связывают с восстаниями 1068–1071 на Руси, и Урок мостникам (то есть Правила для тех, кто мостит проезжую часть в городах). В целом Краткая редакция Русской Правды отражает процесс оформления законов от частных случаев к общим нормам, от решения конкретных вопросов к оформлению общегосударственного права на стадии становления средневекового феодального порядка.

Пространная Правда – вторая редакция Русской Правды, памятник развитого феодального общества. Создана в 20–30 годы 12 в. (ряд исследователей связывают ее возникновение с новгородскими восстаниями 1207–1208 и потому относят ее составление к 13 в.). Сохранилась более чем в 100 списках в составе юридических сборников. Самый ранний – Синодальный список Пространной Правды – составлен в Новгороде около 1282, внесен в Кормчую книгу и являл собой собрание византийских и славянских законов. Другой ранний список – Троицкий, 14 в. – входит в состав Мерила праведного, также древнейшего русского юридического сборника. Большая часть списков Пространной Правды – позднейшие, 15–17 вв. Все это богатство текстов Пространной Правды объединяется в три вида (в источниковедении – извода): Синодально-Троицкий, Пушкинско-Археографический и Карамзинский. Общим для всех видов (или изводов) является объединение текста Краткой Правды с нормами княжеского законодательства Святополка Изяславича, правившего Киевом с 1093 по 1113, а также Уставом Владимира Мономаха 1113 (устав определял размеры процентов, взимавшихся по договорным займам). По объему Пространная Правда почти в пять раз больше Краткой (121 статья с дополнениями). Статьи 1–52 именуются как Суд Ярослава, статьи 53–121 – как Устав Владимира Мономаха. Нормы Пространной Правды действовали до татаро-монгольского ига на Руси и в первый его период.

Некоторые исследователи (М.Н.Тихомиров, А.А.Зимин) полагали, что Пространная Правда была прежде всего памятником новгородского гражданского законодательства, а позже его нормы стали общерусскими. Степень «официальности» Пространной Правды неизвестна, как и точные границы региона, охваченного действием ее норм.

Самым спорным памятником древнерусского права является так называемая Сокращенная Правда – или третья редакция Русской Правды, возникшая в 15 в. Она дошла всего в двух списках 17 в., помещенных в Кормчей книге особого состава. Считается, что эта редакция возникла как сокращение текста Пространной Правды (отсюда название), была составлена в Пермской земле и стала известна после ее присоединения к Московскому княжеству. Другие ученые не исключают, что в основе этого текста лежал более ранний и неизвестный памятник второй половины 12 в. Среди ученых до сих пор продолжаются споры относительно датировки различных редакций Правды, в особенности – этой, третьей.

С начала 14 в. Русская Правда стала терять свое значение как действующий источник права. Смысл многих использованных в ней терминов, становился непонятен переписчикам и редакторам, что вело к искажениям текста. С начала 15 в. Русскую Правду перестали включать в юридические сборники, что говорит об утрате ее нормами правовой силы. В то же время ее текст стали вписывать в летописные своды – она стал историей. Текст Русской Правды (разных редакций) лег в основу многих юридических источников – Новгорода и Смоленска с Ригою и Готским берегом (немцами) 13 в., Новгородской и Судных грамот, Литовского Статута 16 в., Судебника Казимира 1468 и наконец общерусского свода норм эпохи Ивана III – Судебника 1497.

Краткая Правда была впервые открыта В.Н.Татищевым в 1738 и издана А.Л.Шлецером в 1767. Пространная Правда впервые опубликована И.Н.Болтиным в 1792. В 19 в. над Правдой трудились выдающиеся русские юристы и историки – И.Д.Эверс, Н.В.Калачев, ВИ.Сергеевич, Л.К.Гётц, В.О.Ключевский, анализировавшие время и причины создания отдельных частей и редакций Русской Правды, взаимоотношения между списками, сущность отраженных в них юридических норм, их истоки в византийском и римском праве. В советской историографии главное внимание обращалось на «классовую сущность» рассматриваемого источника (труды Б.Д.Грекова, С.В.Юшкова, М.Н.Тихомирова, И.И.Смирнова, Л.В.Черепнина, А.А.Зимина) – то есть на изучение с помощью Русской Правды социальных отношений и классовой борьбы в Киевской Руси. Советские историки подчеркивали, что Русская Правда закрепила социальное неравенство. Всесторонне защитив интересы господствующего класса, она откровенно провозглашала бесправие несвободных тружеников – холопов, челяди (так, жизнь холопа оценивалась в 16 раз ниже, чем жизнь свободного «мужа»: 5 гривен против 80). Согласно выводам советской историографии, Русская Правда утверждала неполноправие женщин как в имущественной, так и в частной сфере, однако современные исследования показывают, что это не так (Н.Л.Пушкарева). В советское время принято было говорить о Русской Правде как о едином источнике, имевшем три редакции. Это соответствовало общей идеологической установке на существование в древней Руси единого правового кодекса, как и само Древнерусское государство рассматривалось как «колыбель» трех восточнославянских народностей. В настоящее время российские исследователи (И.Н.Данилевский, А.Г.Голиков) чаще говорят о Краткой, Пространной и Сокращенной Правдах как о самостоятельных памятниках, имеющих важнейшее значение для изучения различных частей государства Русь, аналогичное общерусским и местным летописям.

Все тексты Русской Правды неоднократно публиковались. Имеется полное академическое издание ее по всем известным спискам.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

РУССКАЯ ПРАВДА КРАТКОЙ РЕДАКЦИИ

ЗАКОН РУССКИЙ

1. Если человек убьет человека, то мстит брат за (убийство) брата, сын за отца или двоюродный брат, или племянник со стороны сестры; если не будет никого, кто бы отомстил, положить 40 гривен за убитого; если (убитый) будет русин, гридин, купчина, ябедник, мечник или же изгой и словенин, то положить за него 40 гривен.

2. Если кто-либо будет избит до крови или до синяков, то не искать этому человеку свидетелей; если же на нем не будет никаких следов (побоев), то пусть придут свидетели; если же не может (привести свидетелей), то делу конец; если же за себя не может мстить, то пусть возьмет себе с виновного 3 гривны вознаграждения потерпевшему да еще плату лекарю.

3. Если же кто кого ударит батогом, жердью, пястью, чашей, рогом или мечом плашмя, то (платить) 12 гривен; если его не настигнут, то он платит, и на этом дело кончается.

4. Если (кто-либо) ударит мечом, не вынув его (из ножен), или рукоятью, то (платить) 12 гривен вознаграждения потерпевшему.

5. Если же (кто-либо) ударит (мечом) по руке и отвалится рука или отсохнет, то (платить) 40 гривен.

6. Если нога останется цела, (но) если начнет хромать, тогда пусть смиряют (виноватого) домочадцы (раненого).

7. Если же (кто) отсечет (кому-либо) какой-нибудь палец, то (платить) 3 гривны вознаграждения потерпевшему.

8. А за (выдернутый) ус (платить) 12 гривен, а за клок бороды – 12 гривен.

9. Если же кто обнажит меч, но не ударит (им), то он положит гривну.

10. Если же человек пихнет человека от себя или к себе то (платить) 3 гривны, если выставит двух свидетелей; но если (побитый) будет варяг или колбяг, то (пусть сам) идет к присяге.

11. Если же челядин скроется у варяга или у колбяга, а его в течение трех дней не вернут (прежнему господину), то опознав его на третий день, ему (т. е. прежнему господину) взять своего челядина, а (укрывателю платить) 3 гривны вознаграждения потерпевшему.

12. Если кто поедет на чужом коне, без спросу, то платить 3 гривны.

13. Если кто возьмет чужого коня, оружие или одежду, а (хозяин) опознает (их) в своем миру, то пусть он возьмет свое, а (вору платить) 3 гривны вознаграждения потерпевшему.

14. Если кто опознает (свою вещь у кого-либо), то нельзя ему ее взять, говоря (при этом) «мое»; но пусть скажет: «Пойди на свод (выясним), где взял ее»; если (тот) не пойдет, то пусть (выставит) поручника, (что явится на свод) не позднее пяти дней.

15. Если где-нибудь (кто) взыщет с кого-либо остальное, а тот начнет запираться, то итти ему (с ответчиком) на свод перед 12 человеками; и если окажется, что злонамеренно не отдавал (предмет иска), то (за искомую вещь) следует (заплатить) ему (т. е. потерпевшему) деньгами и (сверх того) 3 гривны вознаграждения потерпевшему.

16. Если кто, опознав своего (пропавшего) челядина, захочет его взять, то отвести (его) к тому, у кого он был куплен, а тот отправляется ко второму (перекупщику), и когда дойдут до третьего, то пусть скажет ему: «Ты мне отдай своего челядина, а своих денег ищи при свидетеле».

17. Если холоп ударит свободного человека и убежит в хоромы, а господин не захочет его выдать, то господину холопа забрать себе и заплатить за него 12 гривен; а после того, если где-либо найдет холопа побитый им человек, пусть его убьет.

18. А если (кто) сломает копье, щит или (испортит) одежду и захочет их оставить у себя, то (хозяину) получить (за это компенсацию) деньгами; если же, что-нибудь сломав, попытается (сломанное) возвратить, то заплатить ему деньгами, сколько (хозяин) дал при покупке этой вещи.

Закон, установленный для Русской земли, когда собрались Изяслав, Всеволод, Святослав, Коснячко Перенег(?), Никифор Киевлянин, Чудин Микула.

19. Если убьют дворецкого, мстя за (нанесенную им) обиду, то убийце платить за него 80 гривен, а людям (платить) не нужно: а (за убийство) княжеского подъездного (платить) 80 гривен.

20. А если убьют дворецкого в разбое, а убийцу (люди) не будут искать, то виру платит вервь, в которой найден труп убитого.

21. Если убьют дворецкого (за кражею) в доме или (за кражею) лошади или за кражею коровы, то пусть убьют (его), как собаку. Такое же установление (действует) и при убийстве тиуна.

22. А за (убитого) княжеского тиуна (платить) 80 гривен.

23. А за (убийство) старшего конюшего при стаде (платить) 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха.

24. А за убийство (княжеского) старосты, ведавшего селами или пашнями, (платить) 12 гривен.

25. А за (убийство) княжеского рядовича (платить) 5 гривен.

26. А за (убийство) смерда или за (убийство) холопа (платить) 5 гривен.

27. Если (убита) раба-кормилица или дядька-воспитатель, (то платить) 12 (гривен).

28. А за княжеского коня, если он с тавром (платить) 3 гривны, а за смердьего – 2 гривны, за кобылу – 60 резан, а за вола – гривну, за корову – 40 резан, а (за) трехлетку – 15 кун, за двухлетку – полгривны, за теленка – 5 резан, за ягненка – ногата, за барана – ногата.

29. А если (кто-либо) уведет чужого холопа или рабу, (то) он платит 12 гривен вознаграждения потерпевшему.

30. Если же придет избитый до крови или до синяков человек, то не искать ему свидетелей.

31. А если (кто-либо) украдет коня или волов или (обокрадет) дом, да при этом крал их один, то платить ему гривну (33 гривны) и тридцать резан; если воров будет 18 (? даже 10), то (платить каждому) по три гривны и по 30 резан платить людям (? княжеским).

32. А если подожгут княжескую борть или выдернут (из нее) пчелы, (то платить) 3 гривны.

33. Если без княжеского распоряжения будут истязать смерда, (то платить) 3 гривны за обиду; а за (истязание) огнищанина, тиуна и мечника – 12 гривен.

34. А если (кто-либо) перепашет межу или уничтожит межевой знак на дереве, то (платить) 12 гривен вознаграждения потерпевшему.

35. А если (кто-либо) украдет ладью, то за ладью платить 30 резан, а штрафа 60 резан.

36. А за голубя и за курицу (платить) 9 кун, а за утку, за журавля и за лебедя – 30 резан; а штрафа 60 резан.

37. А если украдут чужого пса, ястреба или сокола, то (платить) вознаграждения потерпевшему 3 гривны.

38. Если убьют вора на своем дворе или в доме или у хлеба, то так тому и быть; если же додержали (его) до рассвета, то отвести его на княжеский двор; а если же (его) убьют и люди видели (его) связанным, то платить за него.

39. Если украдут сено, то (платить) 9 кун; а за дрова 9 кун.

40. Если украдут овцу, козу или свинью, притом одну овцу украли 10 (человек), то пусть положат по 60 резан штрафа (каждый); а задержавшему (вора платить) 10 резан.

41. А из гривны мечнику (полагается) куна, а в десятину 15 кун, а князю 3 гривны; а из 12 гривен – задержавшему вора 70 кун, а в десятину 2 гривны, а князю 10 гривен.

42. А вот установление для вирника; вирнику (следует) взять в неделю 7 ведер солоду, а также барана или полтуши мяса или две ногаты; а в среду резану или сыры; также в пятницу, а хлеба и пшена (взять) сколько могут поесть; а кур (брать) по две в день; поставить 4 коня и кормить их досыта; а вирнику (платить) 60 (?8) гривен, 10 резан и 12 веверин; а при въезде гривну; если же потребуется во время поста (ему) рыбы, то взять за рыбу 7 резан; итого всех денег 15 кун; а хлеба (давать), сколько могут съесть; пусть вирники соберут виру в течение недели. Вот таково распоряжение Ярослава.

43. А вот подати (установленные для) строителей мостов; если построят мост, то взять за работу ногату и от каждого пролета моста ногата; если же починили несколько досок старого моста – 3, 4 или 5, то брать столько же.

Памятники русского права. Вып. 1. М., 1952. С. 81–85

Правда русская, тт.1–2. Под ред. Б.Д.Грекова. М. – Л., 1940
Юшков С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение. М.,1950
Памятники русского права. Вып. 1. М., 1952
Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской правды. М., 1953
Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси X–XIV вв. М., 1972
Свердлов М.Б. От «Закона Русского» к «Русской Правде». М., 1988
Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989
Краснов Ю.К. История государства и права России, ч. 1. М., 1997

www.krugosvet.ru

«Русская Правда» в Краткой редакции

1. Убьет муж мужа, то мстит брат за брата или сын за отца, или сын брата, или сын сестры; если не будет никто мстить, то 40 гривен за убитого.

Если убитый — русин, или гридин, или купец, или ябетник, или мечник, или же изгой, или словении, то 40 гривен упла­тить за него.

Если кто будет избит до крови или до синяков, то ему не надо искать свидетеля, если же не будет на нем никаких следов побоев, то пусть приведет свидетеля, а если он не может приве­сти свидетеля, то делу конец. Если потерпевший не может ото­мстить за себя, то пусть возьмет с виновного за обиду 3 гривны и плату лекарю.

Если кто кого-либо ударит палкой, жердью, ладонью, ча­шей, рогом или тылом оружия, платить 12 гривен. Если потер­певший не настигнет того обидчика, то платить, и этим дело кончается.

Если ударить мечом, не вынув его из ножен, или рукоятью меча, то 12 гривен за обиду.

Если же ударит по руке, и отпадет рука, или отсохнет, то 40 гривен, а если по ноге, а нога останется цела, но начнет хро­мать, тогда мстят дети.

Если кто отсечет какой-либо палец, то платит 3 гривны за обиду.

А за усы 12 гривен, за бороду 12 гривен.

Если кто вынет меч, а не ударит, то тот платит гривну.

Если пихнет муж мужа от себя или к себе — 3 гривны, — если на суд приведет двух свидетелей. А если это будет варяг или колбяг, то идет к присяге.

10. Если холоп бежит и скроется у варяга или у колбяга, а они его в течение трех дней не выведут, а обнаружат на третий день, то господину отобрать своего холопа, а 3 гривны за обиду

Если кто поедет на чужом коне без спросу, то уплатит 3 гривны.

Если кто возьмет чужого коня, оружие или одежду, а вла­делец опознает пропавшего в своей общине, то ему взять свое, а 3 гривны за обиду.

Если кто опознает у кого-либо свою пропавшую вещь то ее не берет, не говори ему — это мое, но скажи ему так-пойди на свод, где ты ее взял. Если тот не пойдет, то пусть пред­ставит поручителя в течение 5 дней.

Если кто будет взыскивать с другого деньги, а тот станет отказываться, то идти ему на суд 12 человек. И если он, обма­нывая, не отдавал, то истцу можно взять свои деньги, а за оби­ду 3 гривны.

Если кто, опознав холопа, захочет его взять, то господину холопа вести к тому, у кого холоп был куплен, а тот пусть ведет к другому продавцу, и когда дойдет до третьего, то скажи тре­тьему: отдай мне своего холопа, а ты ищи своих денег при сви­детеле.

Если холоп ударит свободного мужа и убежит в хоромы своего господина, и тот не будет его выдавать, то холопа взять и господин платит за него 12 гривен, а затем, где холопа застанет пострадавший, пусть бьет его.

А если кто сломает копье, щит или испортит одежду, и испортивший захочет удержать у себя, то взять с него деньга­ми; а если тот, кто испортил, начнет подбрасывать испорчен­ную вещь, платить деньгами, сколько стоит вещь.

Правда, установленная для Русской земли, когда собрались князья Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их Коснячко, Перенег, Никифор Киевлянин, Чудин, Микула.

Если убьют огнищанина, то убийце платить за него 80 гри­вен, а люди не платят; а за княжеского подъездного 80 гривен.

А если убьют огнищанина по-разбойничьи, или убийцу люди не ищут, то виру платит та вервь, где найден убитый.

Если убьют огнищанина у клети, у коня или у стада, или во время кражи коровы, то убить его, как пса; тот же закон и для тиуна.

А за княжеского тиуна 80 гривен, а за старшего конюха при стаде также 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха.

А за княжеского сельского старосту или за полевого старосту платить 12 гривен, а за княжеского рядовича 5 гривен.

А за убитого смерда или холопа 5 гривен.

Если убита рабыня-кормилица или кормилец, то 12 гривен.

А за княжеского коня, если тот с пятном, 3 гривны, а за коня смерда 2 гривны.

За кобылу 60 резан, за вола гривну, за корову 40 резан, за третьяка 15 кун, за прошлогоднюю телку полгривны, за телен­ка 5 резан, за ягненка ногата, за барана ногата.

А если уведет чужого раба или рабыню, то он платит за обиду 12 гривен.

Если придет муж в крови или в синяках, то ему не надо искать свидетеля.

А кто украдет коня или вола или обкрадет клеть, если он был один, то платит гривну и 30 резан; если же их было 10, то каждый из них платит по 3 гривны и по 30 резан.

А за княжескую борть 3 гривны, если выжгут или разломают.

За истязание смерда без княжеского повеления, за обиду 3 гривны.

А за огнищанина, тиуна или мечника 12 гривен.

А кто распашет полевую межу или повредит межевой знак, то за обиду 12 гривен.

А кто украдет ладью, то за ладью платить 30 резан и 60 резан продажи.

А за голубя и курицу 9 кун.

А за утку, гуся, журавля и за лебедя платить 30 резан, а 60 резан продажи.

А если украдут чужого пса или ястреба, или сокола, то за обиду 3 гривны.

Если убьют вора на своем дворе или у клети, или у хлева, то тот убит, если, же вора додержат до рассвета, то привести его на княжеский двор, а если его убьют, а люди видели вора свя­занным, то платить за него.

Если украдут сено, то платить 9 кун, а за дрова 9 кун.

Если украдут овцу или козу, или свинью, а 10 воров одну овцу украли, пусть каждый уплатит по 60 резан продажи.

А тот, кто схватил вора, получает 10 резан, от 3 гривен мечнику 15 кун, а в десятину 15 кун, а князю 3 гривны. А из 12 гривен поймавшему вора 70 кун, а в десятину 2 гривны, а князю 10 гривен.

А вот вирный устав: вирнику взять на неделю 7 ведер со­лоду, также барана или полтуши мяса, или 2 ногаты, а в среду резану или же сыры, в пятницу также; а хлеба и пшена сколько могут съесть, а кур по две на день. А 4 коня поставить и давать им корма сколько смогут съесть. А вирнику взять 60 гривен и 10 резан и 12 вевериц, а сперва гривну. А если случится пост — давать вирнику рыбу, и взять ему за рыбу 7 резан. Всех тех де­нег 15 кун за неделю, а муки давать сколько смогут съесть, пока вирники соберут виры. Вот тебе устав Ярослава.

А вот устав мостникам: если замостят мост, то брать за работу ногату, а от каждого устоя моста по ногате; если же вет­хий мост починить несколькими досками, 3-мя, 4-мя или 5-ю, то так же.

Источник: Хрестоматия по истории СССР с древнейших вре­мен до конца XV в. М., 1960. С. 202—205. Перевод М.Н. Тихомирова; Хрестоматия по истории России с древнейших времен до 1618 г. / под ред. А.Г. Кузьмина М., 2004. С. 241-244.

studfiles.net

Текст русская правда свод законов

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ

Создана около 1072 года. В период с 1068 по 1072 год трое сыновей Ярослава МудрогоИзяслав, Святослав и Всеволод — разработали новое законодательство, которое вошло в историю под названием «Правда Ярославичей».

Это законодательство существенно дополнило старую «Русскую правду», которая уже не отвечала требованиям развития общества. Право кровной мести уже не упоминалось. Кровную месть заменили штрафы. Новая «Правда» карала за нарушение имущественных прав и личной безопасности жителей. В новом законе была сделана попытка сохранить внутренний порядок в стране, защитить собственность состоятельных людей.

Ниже приведены два текста: Русская правда в краткой редакции и гораздо более поздний текст XV века) — Пространная редакция. Оба текста переведены на современный русский язык. Отдельным файлом опубликован первоначальный текст «Правды роськой» без перевода.

1. РУССКАЯ ПРАВДА В КРАТКОЙ РЕДАКЦИИ *

1. Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или сын брата, или сын сестры; если не будет никто мстить, то 40 гривен за убитого.

Если убитый — русин, или гридин, или купец, или ябедник, или мечник, или же изгой, или Словении, то 40 гривен уплатить за него.

2. Если кто будет избит до крови или до синяков, то ему не надо искать свидетеля, если же не будет на нем никаких следов (побоев), то пусть приведет свидетеля, а если он не может (привести свидетеля), то делу конец. Если (потерпевший) не может отомстить за себя, то пусть возьмет с виновного за обиду 3 гривны, и плату лекарю.

3. Если кто кого-либо ударит палкой, жердью, ладонью, чашей, рогом или тылом оружия, платить 12 гривен. Если потерпевший не настигнет того (обидчика), то платить, и этим дело кончается.

4. Если ударить мечом, не вынув его из ножен, или рукоятью меча, то 12 гривен за обиду.

5. Если же ударит по руке, и отпадет рука, или отсохнет, то 40 гривен, а если (ударит по ноге), а нога останется цела, но начнет хромать, тоща мстят дети (потерпевшего). 6. Если кто отсечет какой-либо палец, то платит 3 гривны за обиду.

7. А за усы 12 гривен, за бороду 12 гривен.

8. Если кто вынет меч, а не ударит, то тот платит гривну.

9. Если пихнет муж мужа от себя или к себе — 3 гривны, — если на суд приведет двух свидетелей. А если это будет варяг или колбяг, то вдет к присяге.

10. Если холоп бежит и скроется у варяга или у колбяга, а они его в течение трех дней не выведут, а обнаружат на третий день, то господину отобрать своего холопа, а 3 гривны за обиду.

11. Если кто поедет на чужом коне без спросу, то уплатить 3 гривны.

12. Если кто возмет чужого коня, оружие или одежду, а владелец опознает пропавшего в своей общине, то ему взять свое, а 3 гривны за обиду.

13. Если кто опознает у кого-либо (свою пропавшую вещь), то ее не берет, не говори ему — это мое, но скажи ему так: пойди на свод, где ты ее взял. Если тот не пойдет, то пусть (представит) поручителя в течение 5 дней.

14. Если кто будет взыскивать с другого деньги, а тот станет отказываться, то идти ему на суд 12 человек. И если он, обманывая, не отдавал, то истцу можно (взять) свои деньги, а за обиду 3 гривны.

15. Если кто, опознав холопа, захочет его взять, то господину холопа вести к тому, у кого холоп был куплен, а тот пусть ведет к другому продавцу, и когда дойдет до третьего, то скажи третьему: отдай мне своего холопа, а ты ищи своих денег при свидетеле.

16. Если холоп ударит свободного мужа и убежит в хоромы своего господина и тот начнет его не выдавать, то холопа взять и господин платит за него 12 гривен, а затем, где холопа застанет тот ударенный человек, пусть бьет его.

17. А если кто сломает копье, щит или испортит одежду, и испортивший захочет удержать у себя, то взять с него деньгами; а если тот, кто испортил, начнет настаивать (на возвращении испорченной вещи), платить деньгами, сколько стоит вещь.

Правда, уставленная для Русской земли, когда собрались князья Изяслав, Всеволод, Святослав и мужи их Коснячко, Перенег, Никифор Киевлянин, Чудин, Микула.

18. Если убьют огнищанина умышленно, то убийце платить за него 80 гривен, а люди не платят; а за княжеского подъездного 80 гривен.

19. А если убьют огнищанина по-разбойничьи, а убийцу люди не ищут, то виру платит та вервь, где найден убитый.

20. Если убьют огнищанина у клети, у коня, или у стада, или во время крахи коровы, то убить его, как пса; тот же закон и для тиуна.

21. А за княжеского тиуна 80 гривен, а за старшего конюха при стаде также 80 гривен, как постановил Изяслав, когда дорогобужцы убили его конюха.

22. За княжеского сельского старосту или за полевого старосту платить 12 гривен, а за княжеского рядовича 5 гривен.

23. А за убитого смерда или холопа 5 гривен.

24. Если убита рабыня-кормилица или кормилец, то 12 гривен.

25. А за княжеского коня, если тот с пятном, 3 гривны, а за коня смерда 2 гривны.

26. За кобылу 60 резан, за вола гривну, за корову 40 резан, за трехлетнюю корову 15 кун, за годовалую полгривны, за теленка 5 резан, за ягненка ногата, за барана ногата.

27. А если уведет чужого раба или рабыню, то он платит за обиду 12 гривен.

28. Если придет муж в крови или в синяках, то ему не надо искать свидетеля. 46

29. А кто украдет коня или вола, или обкрадет клеть, если он был один, то он платит гривну и 30 резан; если же их было и 10, то каждый из них платит по 3 гривны и по 30 резан.

30. А за княжескую борть 3 гривны, если выжгут или разломают.

31. За истязание смерда, без княжеского повеления, за обиду 3 гривны.

32. А за огнищанина, тиуна или мечника 12 гривен.

33. А кто распашет полевую межу или испортит межевой знак, то за обиду 12 гривен.

34. А кто украдет ладью, то за ладью платить 30 резан (владельцу) и 60 резан продажи.

35. А за голубя и курицу 9 кун.

36. А за утку, гуся, журавля и за лебедя платить 30 резан, а 60 резан продажи.

37. А если украдут чужого пса, или ястреба, или сокола, то за обиду 3 гривны.

38. Если убьют вора на своем дворе, или у клети, или у хлева, то тот убит, если же вора додержат до рассвета, то привести его на княжеский двор, а если его убьют, а люди видели вора связанным, то платить да него.

39. Если украдут сено, то платить 9 кун, а за дрова 9 кун.

40. Если украдут овцу, или козу, или свинью, а 10 воров одну овцу украли, пусть каждый уплатит по 60 резан продажи.

41. А тот, кто схватил вора, получает 10 резан, от 3 гривен мечнику 15 кун, за десятину 15 кун, а князю 3 гривны. А из 12 гривен поймавшему вора 70 кун, а в десятину 2 гривны, а князю 10 гривен.

42. А вот вирный устав: вирнику взять на неделю 7 ведер солоду, также баpaна или полтуши мяса, или 2 ногаты, а в среду резану за три сыра, в пятницу так. же; а хлеба и пшена, сколько смогут съесть, а кур по две на день. А 4 коня поставить и давать им корма сколько смогут съесть. А вирнику взять 60 гривен и 10 резан и 12 вевериц, а сперва гривну. А если случится пост — давать вирнику рыбу, и взять ему за рыбу 7 резан. Всех тех денег 15 кун за неделю, а муки давать сколько смогут съесть, пока вирники соберут виры. Вот тебе устав Ярослава.

43. А вот устав мостникам: если замостят мост, то брать за работу ногату, а от каждого устоя моста по ногате; если же ветхий мост починить несколькими дочками, 3-мя, 4-мя или 5-ю, то также.

(Тихомиров М.Н. Пособие по изучению Русской Правды М., 1953. С. 75-86.)

2. ПРОСТРАННАЯ РЕДАКЦИЯ РУССКОЙ ПРАВДЫ

(По Троицкому списку второй половины XV в.)**

Суд Ярослава Владимеричь, Правда Руськая

1. Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или двоюродный брат, или племянник; если не будет никто мстить, то 80 гривен за убитого, если будет княжеский муж или княжеский управитель; если будет русин, или гридь, или купец, или боярский управитель, или мечник, или изгой, или словенин, то 40 гривен за убитого.

2. После смерти Ярослава еще раз собрались сыновья его Изяслав, Святослав и Всеволод и их мужи Коснячко, Перенег, Никифор и заменили кровную месть денежным штрафом; а все остальное сыновья его установили, как судил Ярослав.

3. Аже кто убиеть княжа мужа в разбои, а головника не ищуть, то виревную платити, в чьей же верви голова лежить, то 80 гривен; паки ли людин, то 40 гривень.

Княж муж — княжеский слуга, дружинник, феодал. Головник — убийца.

Виревная (от слова вира) — денежная пеня в пользу князя за убийство свободного человека.

Вервь — соседская территориальная община: производное от слова «веревка», с помощью которой отмеряли участки пахотной земли в пользование членам верви. Людин — простолюдин, простой свободный сельчанин или горожанин.

Перевод. 3. Если кто убьет княжеского мужа, как разбойник, а (члены верви) убийцу не ищут, то виру за него в размере 80 гривен платить той верви, на земле которой будет обнаружен убитый; в случае убийства людина платать виру (князю) в 40 гривен.

Наряду с «продажами» (см. ниже) виры были примитивной формой «налога» в пользу «публичной власти» князей. За убийство княжеских мужей назначается двойная вира. Расправа с ними и нежелание членов верви выдать своего общинника-убийцу феодалу говорит об обострении классовой борьбы в Киевской Руси.

4. Которая ли вервь начнеть платити дикую веру, колико леть заплатить ту виру, зане же безъ головника имь платити. Будеть ли головникъ ихъ въ верви, то зань к нимь прикладываеть, того же деля имъ помагати головнику, любо си дикую веру; но оплати имъ во обчи 40 гривень, а головничьство самому головнику; а въ 40 гривень ему заплатити ис дружины свою часть. Но оже будеть убилъ или въ сваде или в пиру явлено, то тако ему платити по верви ныне, иже ся прикладывають вирою.

Дикая вира — общая, уплачиваемая коллективно; от слов «дикий» или «дивий» в смысле «общий, никому не принадлежащий» (ср. «дикий мед», «дикое поле», «дикий зверь» и пр.).

Свада — ссора, столкновение, драка, вражда.

Перевод. 4. Если вервь начнет платить дикую виру (когда убийца не обнаружен), то ей предоставляется рассрочка на несколько лет, потому что им (членам верви) приходится расплачиваться без убийцы. Но если убийца находится в верви, то она должна помочь ему, так как он вкладывает свою долю в дикую виру. Но платить им (членам верви) общими силами только 40 гривен, а головничество платить самому убийце, внося свою часть и в уплачиваемые вервью 40 гривен. Но так платить по верви, если в ней вкладываются в (общую) виру, в тех случаях, когда виновный убил (человека) в ссоре (драке) или открыто в пиру.

Дикая вира платилась вервью в случаях: а) когда убийца не найден или община не захотела его выдать; б) непреднамеренного убийства в драке, на пиру. Обычай свидетельствует, с одной стороны, о еще прочных связях внутри верви между ее членами, защищающими себя складчиной на непредвиденные случаи, грозящие верви разорением (на 80 гривен можно было купить 40 лошадей — это огромная сумма, см. ниже). С другой стороны, статья говорит об имущественном расслоении внутри верви, ведении ее члеиами собственного хозяйства, дающего средства для «прикладывания» к дикой вире.

Оже станеть без вины на разбои

5. Будеть ли сталь на разбои безъ всякая свады, то за разбойника люди не платять, но выдадять и всего съ женою и с детми на потокъ и на разрабление.

Разбой без свады — предумышленное убийство с захватом чужого имущества. Поток (от поточити, заточити) — арест, ссыпка.

Перевод. 5. Если кто станет на разбой без повода. Кто же стал на разбой без свады, убил человека умышленно, по-разбойничьи, то люди за него не платят, но должны выдать его с женой и детьми на поток и на разграбление.

Люди (ср. в ст. 3 «людин») — члены верви — не отвечают материально за предумышленное убийство, но обязаны выдать убийцу с женой и детьми князв под арест с конфискацией всего имущества. Жестокость кары, распространявшейся не только на самого преступника, но и на членов его семьи, объясняется тем, что с участвовавших в разбое «людей» князь переставал получать доход.

6. Аже кто не вложиться в дикую веру, тому людье не помогають, но самъ платить.

Перевод. 6. Если кто (из членов верви) не внесет свою долю в дикую виру, тому люди не должны помогать, но он сам платит.

Другое свидетельство имущественного расслоения внутри верви: не «вкладывались» в дикую виру либо люди состоятельные, либо неимущие. Но здесь видна и кара уклоняющемуся от взноса в интересах обеспечения княжеских доходов.

7. А се покони вирнии были при Ярославе: вирнику взята 7 ведерь солоду на неделю, же овень, любо полоть, любо 2 ногате; а в середу куна же сырь, а в пятницю тако же; а курь по двою ему на день; а хлебовь 7 на неделю; а пшена 7 уборковь, а гороху 7 уборковь, а соли 7 голважень; то то вирнику со отро-комь; а кони 4, конемь на роть сути овесь; вирнику 8 гривень, а 10 кунь перекладная, а метелнику 12 векшии, а съсадная гривна. Аже будеть вира во 80 гривень; то вирнику 16 гривень и 10 кунь и 12 векши, а переди съсадная гривна, а за голову 3 гривны.

Покон вирный — правила, устав для сборщика вир и других поборов в пользу князя. Солод — проросшее зерно, засушенное и смолотое, для изготовления пива или кваса. Солодкий — сладкий, вкусный, В этом тексте — уже готовый напиток в ведрах. Овен — баран.

Полоть — туша мяса, говядины или свинины. Уборок, голважень — меры сыпучих тел; объем их не известен.

Метельник («мятельник» — от одежды в виде мантии — «мятля») — княжеский дружинник, сопровождавший вирника.

Векша — белка, беличий мех; мелкая денежная единица.

Перекладная, ссадная — деныи, уплачиваемые вирнику при въезде и выезде с территории общины. Отрок — княжеский дружинник.

Куна — денежная единица и основа денежной системы древней Руси. Название происходит от слова «куница», шкурки которой одно время служили на Руси денежной единицей.

Ногата — денежная единица, 1/20 гривны.

Перевод. 7. Таков устав вирнику князя Ярослава: вирник (находясь на территории общины) имеет право взять 7 ведер солоду на неделю, барана или тушу говядины, или (вместо них) 2 ногаты деньгами, а по средам и пятницам куну денег и сыр; кур ему брать по две на день, хлебов 7 на неделю, а пшена и гороха по 7 уборков, а соли 7 голважен — все это ему вместе с отроком; поставить ему 4 коня, а кормить их овсом (досыта); (при вире в 40 гривен) вирник берет себе 8 гривен и 10 кун перекладной (пошлины), а метельник 12 векш, при выезде гривну, а если будет взиматься вира в 80 гривен, то вирник получает 16 гривен 10 кун и 12 векш, а при выезде гривну, за каждого убитого 3 гривны.

Вместе с судебными пошлинами княжеская власть узурпирует древние судебные права свободных общинников и вводит княжеский суд. Вирник и сопровождавший его отрок (или отроки) творит в общине суд и расправу и взимает в пользу князя виры и продажи (по делам, не связанным с убийством), получая часть денег и в свою пользу. Кроме того, община обязана по закону содержать вирника и отрока, кормить их и их лошадей. Такие наезды становятся регулярными и свидетельствуют об усилении княжеской власти и суда.

9. Аже въ княжи отроци, или в конюсе, или в поваре, то 40 гривень.

Перевод. 9. За убийство княжеских отрока, конюха или повара платить 40 гривен.

10. А за тивунь за огнищныи, и за конюший, то 80 гривень.

Тиун — княжеский или боярский приказчик, управитель; тиун опиацный и домоправитель (от огаище — очаг, дом): тиун конюший — княжеский муж, управлявший табунами и конюшнями князя.

Перевод. 10. За убийство тиуна огнищного или конюшего платить 80 гривен.

11. А в сельскомь тивуне княже или в ратаинемь, то 12 гривень. А за рядовича 5 гривень. Тако же и за боярескъ.

Сельский (или посольский) тиун ведал княжескими (и боярскими) селами и всеми сельскохозяйственными угодьями феодала; ратайный тиун (от слова ратай — пахарь) -лицо, ведавшее пахотными работами.

Рядович (от ряд — договор) — человек, отдавшийся в кабалу по договору с феодалом. Перевод. II. А за сельского или пахотного тиуна платить 12 гривен. А за рядовича 5 гривен. Также и за боярских.

12. А за ремественика и за ремественицю, то 12 гривень.

Ремесленники работают в усадьбе феодала как зависимые люди: жизнь их оценивается выше, чем цена рядовича или «смердьего холопа» (см. ст. 13), не обладающих искусством того или иного ремесла, но ниже, чем жизнь свободного общинника («людина»).

13. А за смердии холопь 5 гривень, а за робу 6 гривень.

Смердий холоп — выполняющий в отличие от ремесленников или лиц, служивших феодалу тиунами или кормильцами (см. ст. 14), простую работу, подобно общинникам-смердам.

Роба — женщина-служанка, находившаяся в том же положении, что и мужчина-холоп. Перевод. 13. А за смердьего холопа платить 5 гривен, а за робу 6 гривен. Роба стоит больше, поскольку дает феодалу «приплод». Такой же «урок» за холопа 5 1ривен, а за робу б 1ривен назначала ст. 106.

14. А за кормилця 12, тако же и за корми(ли)цю, хотя си буди холопь, хотя си роба. (. )

Здесь и во всех других случаях, когда смысл ясен, перевод не дается.

Перевод. 14. А за кормильца и кормилицу платить по 12 гривен, хотя тот холоп и та роба.

Статьи 9-14 ярко характеризуют уже сложившееся ко времени Ярослава Мудрого (первая половина XI в.) феодальное хозяйство князей и бояр с его управителями, старостами, зависимыми людьми, работающими на феодала.

17. Искавше ли послуха не налезуть, а истьця начнеть головою клепати, то имъ правду железо. Тако же и во всех тяжахъ, в татбе и в поклепе; оже ли не будеть лиця, то тогда дати ему железо из неволи до полугривны золота; аже ли мне то на воду, оли то до дву гривень; аже мене, то роте ему ити по свое куны. (. )

Истец — в древних законах так называли и истца (обвинителя) и ответчика; в данной статье истец как раз ответчик. Головою клепати — обвинять в убийстве; поклеп — обвинение по подозрению.

Железо, вода — так называемые «ордалии», «божьи суды», к которым прибегали при отсутствии явных доказательств в пользу обоих тяжущихся, и, по представлениям людей того времени, их должен был рассудить бог.

Татьба — воровство, тать — вор. Лицо — поличное.

Перевод. 17. Если ответчика обвиняют в убийстве, а свидетелей тяжущиеся не найдут, то подвергнуть их испытанию (раскаленным) железом. Так поступать и во всех тяжбах, в воровстве (или в другом) обвинении; если (обвинитель) не предъявит поличного, а сумма иска составляет до полугривны золотом, то подвергнуть его испытанию железом в неволю; если же сумма иска меньше, до двух гривен (серебра), то подвергнуть его испытанию водой; если же иск еще меньше, то пусть он для получения своих денег принесет клятву. Славяне (русины) знали также и такую форму «божьего суда», как состязание мечами: кто одержит верх над своим противником, в пользу того ре- шается спор.

В классовом обществе «божьи суды» представляли собой форму княжеского суда: в Киевском государстве они производились в присутствии княжеских судий, взимавших в пользу князя особую судебную пошлину — «железное», в XV-XVI вв. — боярина и дьяка, взимавших с тяжущихся «полевые пошлины».

«Уставь Володимерь Всеволодича»

48. Володимерь Всеволодичь, по Святополце, созва дружину свою на Берестовемь: Ратибора Киевьского тысячьского, Прокопью Белогородьского тысячьского, Станислава Переяславльского тысячьского, Нажира, Мирослава, Иванка Чюдиновича Олгова мужа, и уставили до третьего реза, оже емлеть в треть куны; аже кто возметь два реза, то то ему исто; паки ли возметь три резы, то иста ему не взята.

Берестово — княжеское село под Киевом (известно с Х в.), летняя резиденция и усыпальница киевских князей (см.: ПСРЛ. Т. 1. С. 80, 130, 155, 182, 231, 232). Тысячьский (тысяцкий) — княжеский воевода, предводитель городского ополчения («тысящи»), ведавший в мирное время делами городского управления. Исто — основная сумма долга ростовщику.

Перевод. 48. (Князь) Владимир Всеволодович (Мономах), после смерти (князя) Святополка, созвал дружину свою в Берестове: Ратибора Киевского тысяцкого, Прокопья Белгородского тысяцкого, Станислава Переяславского тысяцкого, Нажира, Мирослава, Ивана Чюдиновича боярина (мужа) Олегова (князя черниговского Олега Святославича), и постановили — брать проценты только до третьего платежа, если заимодавец берет деньги «в треть»; если кто возьмет с должника два (третных) реза, то может взыскать и основную сумму долга; а кто возьмет три реза, тот не должен требовать возвращения основной суммы долга.

Таким образом, если ростовщик дал взаймы 10 гривен, то один «третный рез» равен 5 гривнам. Взяв с должника «два реза» — 10 гривен, кредитор имел право взыскать и основную сумму долга — 10 гривен. Взыскав с должника «три реза» (5+5+5), ростовщик терял право на взыскание основной суммы долга.

49. Аже кто емлеть по 10 кунь от лета на гривну, то того не отметати. (. )

Перевод. 49. Если же (ростовщик) взимает (с должника) по 10 кун за год с гривны, то это не запрещается. Считая в гривне 50 кун = 20% годовых.

Такие проценты разрешалось брать (в отличие от «третных») без ограничения срока. К постановлениям Владимира Мономаха и его бояр о резах относятся ст. 47-49, отменявшие правило ст. 46, которая отдавала должника в полную волю ростовщика (как договорились, так и плати). Однако законы Мономаха лишь ретулировали размеры и процедуру взыскания процеитов, основываясь на обычной практике взыскания весьма высоких процентов.

Аже закупь бежит

52. Аже закупь бежить от господы, то обель; вдеть ли искать кунь, а явлено ходить, или ко князю или к судиям бежить обвды деля своего господина, то про то не робять его, но дати ему правду. (. )

Закуп — смерд, находящийся в феодальной зависимости от господина за ссуду. Обель — полный холоп. Робят — превращают в холопа. Дата правду — дать суд.

Перевод. 52. Если закуп убежит от господина (не расплатившись с ним за ссуду), то становится полным холопом; если же он пойдет искать денег с разрешения господина или побежит к князю и его судьям с жалобой на обиду со стороны своего господина, то за это его нельзя делать холопом, но следует дать ему суд.

По церковному закону «Правосудие митрополичье», «закупный наймит», не пожелавший оставаться у господина и обратившийся в суд, мог получить свободу, возвратив феодалу «вьдвое задаток», что было равносильно на практике полной невозможности порвать с господином, так как тот определял и размеры своего «задатка» закупу (см.: Древнерусские княжеские уставы XI-XV вв. М. 1976. С. 210).

57. Аже закупь выведеть что, то господинь в нем; но оже кде и налезуть, то преди заплатить господинь его конь или что будеть ино взял-ь, ему холопь обелныи; и паки ли господинь не хотети пачнеть платити за нь, а продасть и, отдасть же переди или за конь, или за воль или за товарь, что будеть чюжего взяль, а прокъ ему самому взята себе. (. )

Господин в нем — может поступить с закупом-вором по своей воле. Перевод. 57. Если закуп украдет что-либо, господин может поступить с ним по своей воле: либо, после того как закупа поймают, заплатит (потерпевшему) за коня ими иное (имущество), украденное закупом, и превращает его в своего холопа; либо, если господин не захочет расплачиваться за закупа, то пусть продаст его, и отдав сначала потерпевшему за украденного коня или вола или за товар, остаток берет себе.

В любом случае закуп становился холопом, так же как при побеге от господина (ст. 52).

59. А послушьства на холопа не складають, но оже не будеть свободного, то по нужи сложити на боярьска тивуна, а на инех не складывати. А в мале тяже по нужи възложити на закупа. (. )

Тяжа — тяжба. По нухи — по нужде.

Перевод. 59. О свидетельстве (на суде). Холоп не может быть свидетелем на суде, но если не будет свободного (свидетеля), то в крайнем случае можно положиться на свидетельство боярского тиуна, но не других (холопов). А в малых тяжбах по нужде (при отсутствии свободных свидетелей) свидетелем может быть закуп.

Речь идет о сельском или ратайном тиунах бояр и князей, поступивших к ним в холоди «без ряду» (ст. 104), жизнь которых оценивалась в 12 гривен (ст. II). Свидетельство тиунов принималось во внимание лишь при отсутствии свободных свидетелей, потому что они занимали в хозяйстве бояр более высокое положение, чем рядовые холопы.

65. Аже межю перетнеть бортьную, или ролеиную разореть, или дворную тыномь перегородить межю, то 12 гривень продажи. (. )

Межа — граница владений, полоса между участками пахотной земли. Тын — забор, изгородь.

Перевод. 65. Если кто испортит бортную, пли перепишет пахотную, или перегородит тыном дворную межу, должен заплатить 12 гривен продажи (князю).

69. Аже пчелы выдереть, то 3 гривны продаже, а за мед, аже будеть пчелы не лажены, то 10 кунь; будеть ли олекъ, то 5 кунь. (. )

Не лажены — улей с сотами и пчелами цел. Олек — самая голова улья, или почин сотов.

Перевод. 69. Если кто вытащит (похитит) пчел (из улья), должен заплатить 3 гривны продажи (князю), а за мед (владельцу улья), если (при воровстве) все соты были целы, — 10 кун, а если взят только олек, то 5 кун.

Бортные ухожаи в лесах или пасеки с ульями принадлежали князьям и другим феодалам в числе наиболее ценных угодий. Воск и мед были одними из самых дорогих товаров, вывозимых из Руси.

71. Аже смердь мучить смерда без княжа слова, то 3 гривны продажи, а за муку гривна кунь.

Мука — пытка, истязание, избиение.

Перевод. 71. Если смерд подвергнет муке смерда без княжеского суда, то заплатит 3 гривны продажи (князю) и потерпевшему за муку гривну денег.

72. Аже огнищанина мучить, то 12 гривень продаже, а за муку гривна. (. )

Перевод. 72. За истязание же огнищанина платить 12 гривен продажи и гривну (потерпевшему) за муку.

Равная плата «за муку» смерду и огнищанину (княжескому слуге) назначена потому, что имеется в виду слуга-холоп, за убийство которого взималось 12 гривен (ст. II), в то время как за убийство тиуна огнищного или конюшего взимали двойную виру — 80 1ривен (ст. 10).

79. Axe зажгуть гумно, то на потокъ, на грабежь домь его, переди пагубу исплатившю, а вь проце князю поточити и; тако же, аже кто дворь зажьжеть.

Пагуба — гибель, убыток.

Перевод. 79. Если сожгут гумно, то дом виновного отдать на поток и на грабеж, взыскав сначала убытки, а за остаток (невзысканного) князю заточить его; так поступать и с теми, кто двор подожжет.

80. А кто пакощами конь порежеть или скотину, продаже 12 гривень, а пагубу господину урокъ платити. (. )

Пакощами — здесь: с умыслом, преднамеренно.

Перевод. 80. А кто преднамеренно порежет коня или (другую) скотину, заплатит 12 гривен продажи и возместит убытки господину (владельцу) погубленного.

Преднамеренность и характер действий (поджог тумна, двора, уничтожение скота) раскрывают их социальную подоплеку — протест против усиливавшегося феодального гнета.

Аже умреть смердъ

85. Аже смердъ умреть, то заднивдо князю; аже будуть дщери у него дома, то даяти часть на не; аже будуть за мужем, то не даяти части им.

Задница — наследство, имущество, оставшееся после смерти человека.

Перевод. 85. Если смерд умрет (не оставив сыновей), то задница вдет князю; если после него останутся незамужние дочери, то выделить (часть имущества) им; если же дочери замужние, то им не давать части наследства.

О заднице боярьстеи и о дружьнеи

86. Аже в боярехъ любо в дружине, то за князя задниця не вдеть, но оже не будеть сыновъ, а дчери возмуть. (. )

Перевод. 86. Если умрет боярин или дружинник, то их имущество не вдет князю, но если у них не будет сыновей, то наследство получат их дочери.

Владельческие права смерда (и даже в известной степени закупа) 01раждались законом в интересах всего класса феодалов и князя как носителе публичной власти.

102. Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самемь холопомь.

Перевод. 102. Холопство обельное троякого вида: если кто купит (поступающего в холопы) до полгривны в присутствии свидетелей (сделки) и ногату (княжескому судье) заплатит перед самим холопом.

103. А второе холопьство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядомь, то како ся будеть рядилъ, на том же стоить.

Перевод. 103. А второе холопство: кто женится на рабе без договора (с ее владельцем), а если с договором (рядом), то как договорились, так и будет.

104. А се третьее холопьство: тивуньство без ряду или привяжеть ключь к с(эбе без ряду, с рядомь ли, то како ся будеть рядиль, на том же стоить. Привяжет ключ — поступит в слуги (ключники).

Перевод. 104. А вот третье холопство: кто поступит в тиуны или в ключники (господина) без договора с ним, если же с договором, на том и стоять.

105. А въ даче не холопъ, ни по хлебе роботять, ни по придатъце, но оже не доходять года, то ворочати ему милость; отходить ли, то не виновать есть.

Дача — здесь: ссуда хлебом, семенами, инвентарем или скотом вместе с придатком составляла милость.

Перевод. 105. А за ссуду хлебом с любым придатком человек не становится холопом, но если он не отработает долга (в течение условленного срока), то обязан возвратить полученное; если же отработает, то ничем больше не обязан.

Здесь речь идет о работе на заимодавца-феодала в течение обусловленного срока, которая как бы заменяла проценты по денежному долгу.

Статьи 102-104 о холопах в отличие от ст. 52 и 57, где говорится о насильной продаже в холопы беглого закупа или закупа-вора, перечисляют законные основания и процедуру «добровольного» поступления в холопы разорившихся смердов или горожан, толкаемых на этот шаг крайней чуждой, угрозой голодной смерти человека и его семьи. Русская Правда назначала цену «за холопа 5 гривен, а за робу 6 гривен» (ст. 13, 106). Цена же раба-пленного, считавшегося на Руси, как и в других странах в ту эпоху, военной добычей, законом не регламентировалась, а устанавливалась по соглашению продавца и покупателя. Рабов-пленных не только продавали, но и дарили. В 955 г. князь Игорь, «утвердив мир с греки», отпустил византийских послов и одарил их «скорою и челядью и воском». Виновный в убийстве чужого холопа не нес уголовной ответственности, а возмещал лишь господину его стоимость (5 гривен за рядового, 12 гривен за ремесленного и т. д.). Убийство господином собственного холопа не считалось преступлением. В то же время пути, которыми человек попадал в рабство, особенно случаи самопродажи разорившегося человека, способы эксплуатации отличают холопов от патриархальных рабов — «челядинов» — прежнего времени, массу которых составляли военнопленные («ополонишася челядью»). и отражают более высокую ступень имущественного и социального неравенства. Теперь холоп не чужеземец, а «свой», славянский общинник, горожанин или сельчанин, вынужденный материальными обстоятельствами идти в кабалу к богатому феодалу или купцу, чтобы спасти себя и свою семью от гибели. Жестокая эксплуатация, бесправное положение были причиной побегов холопов от своих господ.

(Тихомиров М.Н. Пособие для изучения Русской Правды. М., 1953. С. 87-112.)

Карамзин Н.М. История государства Российского том. 2 Глава III. ПРАВДА РУССКАЯ, ИЛИ ЗАКОНЫ ЯРОСЛАВОВЫ

Ключевский В.О. Курс русской истории. Лекция 14

* Печатается по кн.: Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV века / Пер. М.Н. Тихомирова. М., 1960. С. 202-205.

**Печатается по кн.: Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до 1861 года / Сост. — П.П. Епифанов и О.П. Епифанова. М., 1987. c. 48-63.

Категории населения, упоминаемые в «Русской правде»

Мужи — в догосударственный и раннегосударственный период — свободные люди.

Градские люди — горожане. В свою очередь подразделялись на «лучших» или «вятших» (зажиточных) и «молодших» или «черных» (бедных). По роду занятий именовались «купцами» и «ремесленниками».

Смерды — свободные крестьяне-общинники, имевшие свое хозяйство и свою пашню.

Закупы — смерды, взявшие у другого землевладельца ссуду («купу») скотом, зерном, орудиями труда и т. п. и должные отрабатывать на заимодавца до тех пор, пока не отдадут долг. Уйти до этого от хозяина они не имели права. Хозяин нес за закупа ответственность в случае совершения им кражи и т. п.

Рядовичи — смерды, заключившие с землевладельцем договор («ряд») об условиях своей работы на него или пользования его землей и орудиями труда.

Изгои — люди, утратившие свой прежний социальный статус и не имеющие возможности вести самостоятельное хозяйство.

Прощенники — вольноотпущенные («прощенные») холопы. Находились под покровительством церкви, жили на ее земле за повинности.

Холопы — категория феодально-зависимого населения, по правовому положению близкая к рабам. Изначально не имели собственного хозяйства и исполнявшие различные работы в хозяйстве феодалов. Источниками формирований этого сословия были: пленение, продажа за долги, брак с холопом или холопкой.

Дружинники — воины вооруженных отрядов князей, участвующие в войнах, управлении княжеством и личным хозяйством князя за денежное вознаграждение.

Бояре — представители высшего сословия феодалов на рус:и, потомки родо-племенной знати, крупные землевладельцы. Пользовались иммунитетом и правом отъезда к другим князьям.

Князья — вожди племен, позже — правители государства или государственных образований в рамках единого государства. Старшим князем в Древней Руси считался киевский князь, а остальные — удельными.

Правда роськая (с примечаниями).

www.hrono.ru