Историю создание законов ману

Законы Ману — древнеиндийский сборник предписаний религиозного, морально-нравственного и общественного долга (дхармы), называемый также «закон ариев» или «кодекс чести ариев». Манавадхармашастра — одна из двадцати дхармашастр.
Здесь представлены избранные фрагменты (перевод Георгия Федоровича Ильина).

Первый Ману Сваямбху («самосущий») является создателем древнего сборника законов —
«Законы Ману» (Дхармашастра, Манавадхармашастра, Манусмрити).

  • глава 1 о происхождении Вселенной, сословий;
  • глава 2 правила жизни в период обучения;
  • глава 3 правила жизни семьянина-домохозяина;
  • глава 4 установление об образе жизни брахмана;
  • глава 5 правила жизни, долг женщины;
  • глава 6 правила жизни странствующего аскета;
  • глава 7 обязанности царя;
  • глава 8 обязанности царя;
  • глава 9 долг мужа и жены;
  • глава 10 обязанности сословий;
  • глава 11 предписания о покаяниях и обетах во искупление совершённых грехов;
  • глава 12 описание посмертных воздаяний за дурные дела в настоящей жизни
  • Глоссарий к Законам Ману

«Законы Ману» (Манавадхармашастра) — самый известный широкому кругу читателей и наиболее часто используемый специалистами-индологами памятник древнеиндийской литературы и исторический источник.
Из дхармасутр выросли дхармашастры — правовые трактаты, более систематизированные, предназначенные для изучения и лучшего запоминания, написанные стихами.
Видный санскритолог Г. Бюлер утверждал, что основой Закона Ману явилась какая-то недошедшая до нас дхармасутра. Его точка зрения встретила серьезные возражения со стороны П. В. Кане и К. П. Джаясвалы , отстаивающих самостоятельный характер возникновения «Манавадхармашастры» (Закона Ману). Спор будет решен в пользу Г. Бюлера, конечно, только тогда, когда древняя дхармасутра будет найдена. Но точка зрения Г. Бюлера, что дхармашастра Ману (Закон Ману) в том виде, в каком она дошла до нас, сложилась во II в. до н. э. — II в. н. э., в науке утвердилась. При этом не весь материал, содержащийся в сборнике, может относиться именно к указываемому периоду. Относительно новыми признаются первая и последняя (XII) главы. Из остальных глав более древними считаются II—VI главы.
«Законы Ману» в средние века неоднократно переписывали и комментировали, что само по себе показывает большое значение, которое придавалось в Индии этому древнему сборнику. До нас дошли комментарии Медхатитхи (IX в.), Говиндараджи (XII—ХIII вв.), Нараяны (XIV в.), Куллюкабхатты (XV в.), Рагхаванаиды (XVII—XVIII вв.), Нанданы и Рамачандры (XVIII в.); имеется и анонимный кашмирский комментарий, также, по-видимому, довольно поздний. То обстоятельство, что комментаторов отделяли от времени составления «Законов Ману» многие века, что они жили в эпоху с иными общественными условиями и воззрениями, не могло не наложить отпечатка на их творчество; и не удивительно, что при толковании отдельных стихов сборника (особенно в религиозно-философских разделах) мнения комментаторов редко бывают единодушными. И все же работы средневековых индийских комментаторов (особенно Медхатитхи и Куллюкабхатты) имеют огромное значение — без них многие стихи «Законов Ману» оказались бы совершенно непонятными.
Первый перевод «Законов Ману» с санскрита на английский язык был издан еще В. Джонсом в 1794 г.; «Законы Ману» и после этого неоднократно переводились полностью или частично на европейские языки и на некоторые языки Индии. Наиболее совершенны уже упоминавшийся английский перевод «Законов Ману» Г. Бюлера, а также А. К. Бернелла и Е. У. Хопкинса. Следует упомянуть также переводы, изданные М. Н. Даттом и Г. Н. Джха.
В 1913 г. вышел в Петербурге перевод «Законов Ману» С. Д. Эльмановича. Уже тогда русские санскритологи были не вполне удовлетворены этим переводом; в некоторых отношениях он действительно имел серьезные недостатки. И все же опубликование этого перевода имело немалое значение. Широкая читающая публика в нашей стране смогла ознакомиться на своем родном языке с одним из самых замечательных памятников индийской литературы — «Законом Ману», сохранившим сведения о многих важнейших сторонах жизни древнеиндийского общества. Не только специалисты-индологи, но и историки самых различных профилей — историки культуры, религии и т. д., юристы, этнографы и др.— использовали, в своей работе данные «Законов Ману».
Перевод «Законов Ману» С. Д. Эльмановича, выпущенный небольшим тиражом, стал уже библиографической редкостью. Поэтому решено было переиздать его, подвергнув проверке и переработке.
С. Д. Эльманович переводил с текста, изданного Делоншаном. В свое время это было хорошее издание. Вообще многочисленные манускрипты с текстом «Законов Ману», сохранившиеся в Индии, отличаются единством — различия в них невелики. Все же представлялось целесообразным новое издание перевода давать не по изданию Делоншана, а по более новому. Выбрано было издание Джолли; это лучшее из имеющихся в нашем распоряжении изданий текста «Законов Ману».
Подавляющее большинство стихов (шлок), содержащих установления, написано в желательном наклонении. В сущности и перевод названия сборника — «Законы Ману» не совсем точно передает санскритское наименование «Манавадхармашастра». Следовало бы перевести точнее: «Наставления Ману в дхарме».
В русском языке нет слова, которое в точности соответствует санскритскому «дхарма». Приведу пример того, как в нескольких случаях его вынужден переводить С. Д. Эльманович: достоинств, добродетель, правда, заслуга, обязанность, священный закон, закон, главнейший закон, закон, обязанность, законы, правила, законоположение, духовная заслуга, предписанная обязанность, достойное награды деяние, форма (брака), правосудие, право, нравственное убеждение, обычай, религиозный обряд, справедливость, религиозный обряд, обязанность, долг, возложенное дело, исполнение обязанностей, религиозная цель, образ (действий), благочестивая цель. Очевидно, лучше этот термин совсем не переводить. «Дхарма — одно из тех санскритских слов, которые делают тщетными все попытки найти точное соответствие в английском или в каком-либо другом языке». Так начинает П. В. Кане свое фундаментальное исследование «History of dharmashastra» (vol. I, р. 7).
Под законом в настоящее время обычно понимается обязательная норма, установленная высшим законодательным органом власти. Слово «дхарма» не имело такого значения; оно означало совокупность правовых, моральных, этических и других норм, определяющих добродетельность человека и правила жизни в зависимости от его общественного положения. Итак, Дхармашастра Ману — это сборник таких предписаний члену общества, исполнение которых считается в соответствии с господствующей системой взглядов и религией добродетелью. Дхармашастры были только основой законодательства, но отнюдь не кодексами самих действующих законов.
В младших классах школы в дореволюционной России преподавался «закон божий»; вели этот предмет обычно священнослужители. На уроках детям внушались правила морали, основанные на «священном писании». Многое из того, что осуждалось в «законе божьем», государственная власть считала наказуемым деянием (убийство, кража, насилие, мошенничество и т. д.), многое же осуждалось только с точки зрения «закона божьего», но не считалось преступлением с точки зрения действующего законодательства (лживость, тщеславие, скупость, пренебрежение религиозными обязанностями и т.д.). Нельзя утверждать, что «закон божий» и древнеиндийская дхарма — одно и то же, но общее сходство имеется. Вследствие этого дхармашастры и являются столь разнохарактерными по содержанию — они включают предписания не только относительно гражданского и уголовного законодательства, но и относительно обязанностей членов различных варн, норм семейной жизни, культовые и даже санитарно-гигиенические предписания и т. д.

www.bharatiya.ru

Методические рекомендации. 1. Общая характеристика законов Ману: история создания, структура, форма изложения правовых предписаний

Литература

Источники

Вопросы для обсуждения

Тема 3. Семинар №2. Законы Ману

1. Общая характеристика законов Ману: история создания, структура, форма изложения правовых предписаний.

2. Варновый строй по законам Ману. Дхармы варн.

3. Регулирование имущественных отношений по законам Ману.

4. Регулирование брачно-семейных отношений по законам Ману.

5. Преступление и наказание, суд и судебный процесс по законам Ману.

Законы Ману. М., 1960.

Хрестоматии, указанные в общем списке.

Вигасин А.А. Наём в древней Индии //Вестник древней истории. 1976. №4.

Вигасин А.А. Юридическая тематика в композиции дхармашастр //Санскрит и древнеиндийская культура. М., 1979.

Ильин Г.Ф. Шудры и рабы в древнеиндийских сборниках законов //Вестник древней истории. 1950. №2.

Крашенинникова Н.А.Индусское право; история и современность. М., 1982.

Крашенинникова Н А. История права Востока. М., 1994.

Кузнецов А.А. Эволюция индийской касты. М., 1983.

Самозванцев А.М. Правовой текст дхармашастр. М., 1991.

Самозванцев А.М. Теория собственности в древней Индии. М., 1978.

Законы Ману, общая характеристика которых является содержанием первого вопроса, были составлены одной из брахманских школ между II в. до н.э. и II в. н.э. Они были написаны рифмованной прозой, состоят из 12 глав, 2685 стихов – шлок, многие из которых носят афористический характер. Структура законов достаточно логична. Их нельзя назвать полностью

правовым актом. Главы 1 и II посвящены вопросам происхождения варн и мирового порядка, определению дхарм каждой из варн. В III главе рассматриваются вопросы брака и семьи. Главы 1V – V1 посвящены в основном регулированию поведения в быту. В главе V11 устанавливаются обязанности царя, что очень необычно для древних правовых памятников. Глава V111 – одна из наиболее «правовых» в законах Ману. В ней содержатся перечень поводов к судебному рассмотрению, порядок судебного процесса, виды доказательств, нормы гражданского и уголовного права. Глава 1Х детально регламентировала семейную жизнь. В Х главе помещены установления, общие для всех варн, и отдельные для дваждырождённых и шудр. Глава Х1 посвящена регулированию жизни неприкасаемых. Глава Х11 подводит своеобразный итог предыдущих глав, отмечает результат соблюдения или несоблюдения каждым человеком своей дхармы.

При рассмотрении второговопроса необходимо раскрыть сущность варнового строя. В Индии было особенно жёсткое, обусловленное исключительно рождением разделение населения на четыре варны: брахманов, кшатриев, вайшьев, шудр. Определите, каким образом объяснялось происхождение каждой из варн, выделите основную дхарму для всех варн и дхарму каждой варны. Обратите внимание на неравноправие представителей разных варн в гражданских делах, на зависимость назначения наказаний от варны потерпевшего и преступника (V111, 123, 124, 267, 268; 1Х, 152, 153).

Содержание третьеговопроса составляет носившее достаточно подробный характер регулирование имущественных отношений. Проанализируйте нормы, устанавливающие государственную монополию на отдельные товары, цены (V111, 399-402, 419 и др.). Найдите зафиксированные в законах семь способов приобретения права собственности, нормы, которые регулируют эти действия, выясните виды и способы заключения гражданско-правовых сделок.

Рассматривая четвёртый вопрос, выясните условия заключения брака (брачный возраст, варновые ограничения, недопустимость выкупа невесты). Установите, какие обязанности составляли дхарму супругов. Обратите внимание на противоречивость отдельных норм, относящихся к жене (например, 1Х, 78-81). Возможно ли было расторжение брака, и , если возможно, то на каких основаниях? Возможны ли были вторичные браки вдов? Выясните правовой статус детей, обратив внимание на неравноправие сыновей и дочерей (1Х, 108, 118).

Подобно тому, как и в других древних обществах, древних системах социальных норм, преступления и наказания занимали в

законах Ману одно из центральных мест. Готовясь к ответу на пятый вопрос, выясните основную цель и виды наказаний, группы и виды преступлений (против государства, личности, собственности, семьи, брака). Обратите внимание на строгую зависимость наказания от варны потерпевшего и преступника и применение принципа талиона. В древней Индии существовали системы правосудия различных уровней: от царского до внутриобщинного и кастового, однако большинство дел рассматривалось общинными и кастовыми судами. Основными доказательствами служили показания свидетелей, клятвы и ордалии. Наиболее качественными считались свидетельства, которые давали свидетели одной с обвиняемыми варны. Найдите в тексте законов варианты клятв и ордалий.

studopedia.ru

Глава 1. Общая характеристика варнового строя

Глава 2. Правовое положение брахманов

Глава 3. Правовое положение кшатриев

Глава 4. Правовое положение вайшьев

Глава 5. Правовое положение шудр

Список используемой литературы

Среди других дхармашастр1 бесспорный авторитет имеют Законы Ману, написанные в «стихах», в популярной, дидактической форме, которая получила широкое распространение как в Индии, так и за ее пределами и оказала глубокое влияние на индийскую культуру. Дхарма — это норма поведения правоверного индуса, которая включает в себя одновременно религиозное, моральное и правовое содержание. Но отсюда не следует, что дхармашастры не являлись источником действовавшего права. Этот источник права отчетливо закрепил и довел до нас содержание и форму социальных норм первобытной формации, где социальные нормы представляли собой так называемые мононормы, которые не были расчленены на моральные, обычные и религиозные нормы.

Законы Ману, содержащие 12 глав и 2685 статей, являются с юридической точки зрения обширным и довольно детально разработанным сводом правоположений.

Законы составлены в Древней Индии между II веком до нашей эры и II нашей эры. Законы Ману представляли собой запись норм обычного права, судебной практики и царских узаконений, имели в свое время официальное значение и относятся к позитивному праву.

В древности правопонимание и представление о происхождении права, в основном, носили религиозный характер и поэтому эти законы приписывают богу Ману.

Законам Ману принадлежит особое место среди источников права Индии. Их содержание заимствовалось и комментировалось в средние века. Законы, на наш взгляд важнейший памятник древнеиндийского права, который заметно повлиял на развитие права Индии вплоть до ХХ века.

В них уже четко прослеживается тенденция к распространению регулирующей роли права на те сферы общественных отношений, которые ранее регламентировались обычаем, религиозным предписанием.

Религия, оставаясь мощным фактором идеологического и психологического воздействия, призванного внушать уважение к праву, уступала в таких школах место формированию юридических норм.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

Рассмотреть общую характеристику Законов Ману;

Раскрыть особенности варнового строя;

Изучить отдельные слои населения.

Глава 1. Общая характеристика варнового строя

Весьма часто в различных контекстах мы читаем о дхарме варн и ашрам — этапов жизни (варна — ашрама — дхарма). В далеком «золотом веке» это было очевидное и незыблемое; понятно, но в наше время его часто толкуют превратно или вообще предают забвению. Долг брахманов — объяснять дхарму, а царя — сохранять ее и следить за ее выполнением. Значит, дхарма не одна и та же для всех. Правда, есть общая дхарма — та норма поведения, которой должны следовать все без исключения, но существует также особая дхарма для каждого сословия и для каждого периода жизни того или иного индивидуума. Дхарма лица благородного происхождения не совпадает с дхармой простолюдина, а дхарма ученика — с дхармой умудренного опытом человека.

Решительное признание того, что люди не одинаковы и что существует иерархия сословий, причем у каждого из них свой долг и свой жизненный путь, относится к наиболее примечательным чертам древнеиндийской социологии. Время от времени претензии высших варн оспаривались и выдвигались даже предложения в пользу равноправия, но в общем эта концепция удерживалась с конца периода «Ригведы» до наших дней.

Итак, к концу периода «Ригведы» деление общества на четыре варны считалось изначальным, божественной волей, установленным и незыблемым в своей основе. Прообразом индийских варн был социальные подразделения древних ариев. Определенная социальная стратификация наблюдалась во многих индоевропейских обществах; в древнем Иране были четыре пиштры, или сословия, в некоторых отношениях совпадавшие с варнами в Индии. В Индии социальная стратификация стала более устойчивой в ведийский период, когда возникла ситуация, напоминающая нынешнее положение в Южной Африке, где господствующее белое меньшинство населения стремится сохранить свою расовую чистоту и власть над темнокожим большинством. Племенные социальные разграничения становились все более жесткими, и темнокожие аборигены находили себе место только на низшей ступени арийского общества в качестве почти совершенно бесправных рабов. Вскоре идея варны настолько глубоко вошла в сознание индийца, что это понятие использовалось даже для классификации ценностей и полезных материалов, например жемчуга и древесины. Теоретически каждый арий принадлежал к одной из четырех варн, за исключением детей, отшельников и вдов, находившихся вне этой системы.1

Глава 2. Правовое положение брахманов

Первой по важности и привилегиям считалась варна жрецов — брахманов. По официальным представлениям брахман — высший из людей2. Он предстает в древнеиндийских текстах великим божеством в человеческом облике. Считалось, что его духовная сила столь велика, что брахман может мгновенно уничтожить царя и его войско, если они попытаются посягнуть на его права. Брахман требовал особых, освященных законом привилегий и во всем притязал на превосходство, почести и поклонение. Даже буддийский канон, хотя и отвергает чрезмерные притязания брахманов и постоянно подчеркивает превосходство кшатрия над брахманом, признает величие последнего, если он искренен и благочестив.

Буддийские источники рисуют два типа брахманов: ученые-брахманы совершали все арийские обряды и пользовались великим почетом; сельские брахманы зарабатывали себе пропитание предсказаниями и чародейством. Сельских брахманов чтили меньше. Несмотря на строгую сословную систему, брахманы утратили вскоре свою расовую чистоту. Даже высказывались предположения, что по мере распространения арийской культуры местные чародеи и знахари проникали в брахманскую варну, а туземные вожди бесспорно ассимилировались с воинским сословием. Вполне возможно, что таким образом «протоиндуизм» культуры Хараппы в конце концов слился с арийской религией.

Существовали разные типы профессиональных жрецов. В древнейшие времена мы встречаем полулегендарных риши, или провидцев, которым приписывается создание ведийских гимнов. Ритуал жертвоприношений требовал большого числа жрецов с различными обязанностями: одни читали гимны, другие пели, третьи выполняли необходимые действия во время обряда. Первоначально слово «брахман» означало: «тот, кто одержим брахмой», таинственной магической силой, близкой к той, которую современные антропологи обозначают меланезийским словом «мана». Понятие «брахман» относилось к прошедшему специальную подготовку жрецу, который руководил жертвоприношением и мог с помощью магических заклинаний отвести любые дурные последствия, вызванные небольшими нарушениями ритуала. В конце периода «Ригведы» это слово уже относилось ко всем членам жреческого сословия.

В этом сословии были и другие категории. Брахманы послеведийского периода разделялись на экзогамные кланы (готры), и эта система явилась образцом для других варн и дожила до нашего времени. Позднее брахманское сословие образовало множество каст, которые были связаны между собой эндогамией и общими обычаями. Последующим подразделением была шакха, т. е. «ответвление», опирающееся на ту или иную редакцию ведийских текстов, которую данный брахманский род считал канонической.

Нередко брахман пользовался покровительством царя или вождя. Ему давалась в дар земля, обрабатывавшаяся крестьянами, которые платили налоги не царю, а брахману. Но существовали и брахманы-землевладельцы, обширные имения которых обрабатывали наемные работники или рабы. Брахман-священнослужитель мог занимать высокое положение при дворе, и выше уже отмечалось значение пурохиты в государстве. Другие брахманы могли достичь благосостояния и завоевать положение в обществе в качестве наставников в священном знании и иных науках.

Во все времена многие брахманы вели жизнь, действительно согласную с предписаниями религии. В «Шакунтале» Калидасы выведено поселение таких благочестивых брахманов, живущих простой, но не слишком аскетической жизнью в лесных хижинах; даже дикие олени не боятся смиренных отшельников; лес напоен благоуханием их священных костров. Подобные брахманские поселения существовали за счет пожертвований царей и вельмож и приношений крестьян соседних деревень. Некоторые брахманы становились одинокими отшельниками. Позже, в средние века, были основаны брахманские монашеские общины, в известной степени по буддийскому образцу.

Однако в древней Индии разнообразные виды религиозной деятельности обеспечивали средствами к существованию лишь немногих брахманов. В литературе смрити есть специальные разделы о «долге, соблюдаемом во время невзгоды» (апад-дхарма). Эти разделы точно определяют, что может делать человек, когда он не в состоянии заработать себе на жизнь свойственным сословию образом. Брахманам разрешалось заниматься самыми различными делами и ремеслами. Многие брахманы были важными государственными чиновниками, от брахманов даже вели начало некоторые царские династии. Обычно «книги законов» неодобрительно относились к тому, чтобы брахманы занимались сельским хозяйством, поскольку в таком случае они неизбежно причиняли вред живым существам, но это правило часто игнорировали. Брахману запрещалось торговать определенными товарами, в том числе скотом и другими животными, рабами, оружием и алкогольными напитками. Порицались также брахманы, прибегавшие к ростовщичеству, хотя Ману разрешал им ссужать деньги в долг под небольшие проценты «дурным людям», т. е., вероятно, тем, кто не соблюдал арийских обрядов. Даже строго следуя этим правилам, брахман мог найти многие доступные для него профессии и ремесла.

Не было единого мнения о том, заслуживает ли брахман, имеющий светскую профессию, такого же уважения, как и брахман-священнослужитель. По этому поводу не существовало четкого правила. В «Законах Ману», наиболее авторитетном из сочинений литературы смрити, вопрос остается невыясненным. Как можно заключить из общей литературы, особые привилегии обычно присваивались только тем брахманам, которые исполняли обязанности жрецов и наставников.

Несмотря на свой престиж, брахман часто становился мишенью для сатирических выпадов. Даже в «Ригведе» кваканье лягушек в начале сезона дождей сравнивается с монотонным бормотанием брахманов, читающих гимны, хотя, возможно, эта аналогия не носит саркастического характера. Но едва ли можно как-либо иначе толковать любопытный текст из ранней «Чхандогья упанишады», описывающий видение отшельника Ваки Далбхьи: он узрел собак, движущихся по кругу, и каждая держала у себя во рту хвост другой собаки, «подобно тому как движутся. жрецы, собирающиеся петь хвалебный гимн», и вот, повторяя священный слог «ом», они запели: «Ом! Давайте есть! Ом! Давайте пить! Ом! Пусть боги Варуна, Праджапати, Савитар доставят сюда пищу!» Другое раннее упоминание о брахманах встречается в «Айтарея брахмане», в том отрывке, где описаны три другие варны с точки зрения кшатрия. Согласно этому описанию, брахман — «тот, кто получает дары, пьет сому, поглощает пищу и может быть выгнан, если кто пожелает». Видушака, шут санскритской драмы, добродушный обжора, неизменно является брахманом.

Однако открыто претензии брахманов оспаривались в литературе очень редко, даже у буддистов, которые занимали наиболее явную антибрахманскую позицию. Лишь в одном коротком буддийском трактате «Алмазная игла» («Ваджрасучи»), приписываемом Ашвагхоше, жившему в I или II в. н. э., содержится весьма энергичная критика притязаний жречества и косвенно всей сословной системы. Претензии брахманов в действительности зачастую игнорировались, а иногда и оспаривались2.

Глава 3. Правовое положение кшатриев

Вторая варна представляла собой правящее сословие; в ведийский период члены ее назывались «раджанья», а позднее — «кшатрия». Особая воинская верхушка, военная аристократия, начала складываться в процессе завоевания ариями речных долин Северной Индии. В эту категорию первоначально входили только арии, но в ходе ассимиляции завоеванных племен варна кшатриев пополнялась и местными вождями, главами сильных родовых групп, на что, в частности, указывает существование в Древней Индии особой категории «вратья-кшатриев», т.е. кшатриев по обету, а не по рождению1.

Теоретически долг кшатрия состоял в «защите», что подразумевало участие в сражениях во время войны и управление государством в период мира. В раннюю эпоху кшатрий часто претендовал на превосходство над брахманом. Согласно буддийской традиции, когда на вершине общества находятся брахманы, будды рождаются в брахманском сословии, а когда высшим сословием становятся кшатрии, то будды рождаются в их среде. Исторический Будда был кшатрий, и его приверженцы едва ли сомневались в превосходстве этой варны. Там, где в священных текстах на языке пали встречаются одновременно названия всех четырех варн, первой обычно идет варна кшатриев.

В период после Маурьев теоретически гегемония брахманов была установлена в большей части Индии, фактически же варна кшатриев занимала приблизительно такое же положение или даже более высокое. В древней Индии воинское сословие, начиная с великих императоров и кончая мелкими вождями, пополнялось из всех этнических групп и социальных слоев, и таким путем все завоеватели Индии вплоть до мусульманского вторжения получали свое место в социальной иерархии. Обо всех воинственных народах, живущих на периферии арийской цивилизации,- греках (явана), скифах (шака), парфянах (пахлава) — Ману отзывается как о кшатриях, которые утратили благородство вследствие пренебрежения к священному закону, но которые могут снова войти в лоно ариев, если вернутся к праведному образу жизни и принесут необходимые покаянные жертвы. Подобное условие может быть отнесено почти ко всем народам-завоевателям, и раджпуты, которые в позднейшие времена были наиболее типичными кшатриями, в значительной части происходили от таких завоевателей.

Кшатрии претендовали на известные привилегии и добивались их. Они с таким упорством придерживались старинных обычаев, не согласующихся с ортодоксией, что брахманские законодатели были вынуждены их легализовать. Так, кшатриям был разрешен брак посредством умыкания, а также тайная связь и сваямвара — брачный обычай, в силу которого девушка выбирала себе мужа среди собравшихся претендентов на ее руку2. Как и брахманы, кшатрии не всегда посвящали себя занятиям, которые в идеале предписывала им традиция. Правила апад-дхармы имели силу и для них, и мы располагаем многочисленными сообщениями о людях воинского происхождения, становившихся торговцами и ремесленниками. В буддийской и джайнистской литературе древности описывается высокое положение богатых купцов, которые, вопреки предписаниям дхармашастр, причислялись к варне кшатриев, пользовались большой властью, в том числе и в суде.

Глава 4. Правовое положение вайшьев

Название вайшьи произошло от слова «виш» — народ, племя, поселение. Это основная масса трудового люда, земледельцев и ремесленников, хотя и имевшее права на услуги жречества и на священный шнур инициационного обряда,- были всего лишь третьей варной, после брахманов и кшатриев. Тексты ранней брахманской литературы рисуют его несчастным, забитым земледельцем или мелким торговцем, который для представителей высших сословий представляет интерес лишь как источник прибыли.

Согласно «Законам Ману», особый долг вайшьев заключался в разведении скота, который был поручен его заботам при сотворении мира. По-видимому, это сословие ведет свое происхождение от основной массы крестьян племени эпохи «Ригведы», но уже задолго до того, как была составлена «Книга законов», приписываемая Ману, вайшьи имели много других занятий. К этому времени шудры, низшее из четырех сословий, занимались сельским хозяйством и Ману допускал для вайшьев множество других узаконенных занятий, кроме земледелия и скотоводства. Идеальный вайшья прекрасно знал ювелирное дело, обработку металлов, ткачество, прядение, разбирался в специях, благовониях и в торговле во всех ее проявлениях. В сущности это был деловой человек древней Индии.

Хотя литература брахман предоставляет вайшьям весьма скромный статус с немногочисленными правами, буддийская и джайнская литература, созданная несколькими столетиями позднее и в дальневосточных областях, показывает, что в действительности вайшьи не всегда были угнетаемым сословием. Эти произведения повествуют о многих богатых купцах, живущих в роскоши и организованных в могущественные гильдии, которые выполняли роль торговых агентов царя, сборщиков налогов и пошлин. В них идеал вайшьи — не смиренный скотовод, а налогоплательщик, т. е. человек, обладающий 80 млн. пан. Богатые вайшьи находились в большом почете у царей, пользовались их милостью и доверием. Скорее вайшьи, а не кшатрии оказывали главное покровительство набиравшим силу неортодоксальным религиям — буддизму и джайнизму. К этому времени, по крайней мере, в областях Магадхи и Кошалы, они представляли собой подлинную «буржуазию», правда немногочисленную, но достаточно влиятельную. Многие надписи, начиная со времен Шунгов, свидетельствуют о том, что от имени вайшьев — купцов и искусных ремесленников — совершались щедрые пожертвования для религиозных целей, особенно буддистам. Судя по надписям, вайшьи в то время процветали и пользовались большим влиянием.

Вайшья сам мог быть эксплуататором. В хозяйствах богатых общинников трудились безземельные наемные работники и рабы. Рабский труд, однако, не был преобладающим в Древней Индии даже в царском хозяйстве. В наиболее распространенном мелконатуральном хозяйстве общинника в использовании труда рабов не было нужды. Невелико было число рабов и в ремесле.

Глава 5. Правовое положение шудр

Четвертую варну составляли шудры. В их среде — обнищавшие, оставившие общину крестьяне, чужаки, отпущенные на волю рабы. Шудра мог иметь семью, его дети наследовали имущество. И, тем не менее, он не свободен. Шудру можно продавать и покупать. Даже отпущенный своим господином, он не освобождается от обязанности услужения, «ибо они врождены для него». Он тот, «Чье имущество может быть отобрано хозяином». В глазах закона шудра нечестив, общения с ним надо избегать, его свидетельство всегда вызывает подозрение, его наказывают строже1.

С формированием этой варны связаны процессы завоевания аборигенных племен, но не меньшую роль играло и развитие социального неравенства внутри самого арийского общества. Разряд шудр пополнялся представителями не только коренного населения, но и беднейшей части арийской общины, тех ее членов, которые отрабатывали долги, находились в услужении, попадали в зависимость, иногда и в рабство1.

Если, согласно «Айтарея брахмане», вайшьи могли быть объектами притеснения, то удел шудр был еще более несчастливым. Шудра был «слуга другого, тот, кого можно по желанию изгнать и по желанию убить». Впрочем, последнее выражение можно, толковать как «по желанию избить», и весь отрывок представляется сатирическим.

Шудры не были «дваждырожденными». Они не обладали полноправием свободных ариев и даже весьма редко считались ариями, хотя «Артхашастра» в главах о рабах определенно причисляет к ариям и шудр. Фактически шудра находился на низшей ступени общества ариев. Этимология слова «шудра» неясна, и оно лишь один раз встречается в «Ригведе» Возможно, первоначально это было название какого-нибудь неарийского племени, подпавшего под власть завоевателей, и отсюда можно объяснить и происхождение самого сословия, хотя определенно в него вошли и другие элементы. По мере того как брахманские нормы поведения становились все более строгими, те группы населения, которые отказывались принять ортодоксальную систему или упорно придерживались старых обычаев, давно признанных предосудительными, опускались до положения, шудр. До сих пор есть касты, которые считают себя кшатриями, но в глазах брахманов занимают униженное положение шудр, потому что придерживаются таких запретных обычаев, как употребление в пищу мяса или вторичное замужество вдов. Незаконнорожденные дети, даже чистокровного происхождения от высших сословий, считались шудрами.

Шудры были двух родов: «чистые», или «неисключенные» (аниравасита), и «исключенные» (ниравасита). Последние находились за чертой индуистского общества и фактически не отличались от той большой группы населения, которая позже именовалась «неприкасаемые». Различия между группами шудр определялись их обычаями и профессиями, которыми занимались их члены. Согласно брахманским «книгам законов», главным занятием «чистого» шудры было служение трем другим варнам. Он должен был есть остатки со стола своего хозяина, носить его изношенную одежду и пользоваться его старой утварью. Даже если у него появлялась возможность разбогатеть, он не должен был пользоваться ею, «так как шудра, приобретая богатство, притесняет брахманов». У шудры было очень мало прав, и жизнь его имела ничтожную ценность в глазах закона. Брахман, убивший шудру должен был совершить такое же покаяние, как после убийства кошки или собаки. Шудре не разрешалось слушать или повторять веды. Области с многочисленным населением шудр обрекались на большие бедствия.

Таким образом, «книги законов» оставляли мало надежды на счастье злополучному шудре, которому оставалось только служить высшим сословиям, выполняя тяжелые и унизительные работы. Шудры могли лишь надеяться на возможность нового рождения в более высоком сословии общества. Но имеется много свидетельств в пользу того, что они не всегда довольствовались той покорной и убогой жизнью, которую им предписывал «священный закон». Упоминаются шудры, которые занимались ремеслом и торговлей, и ко времени Маурьев многие шудры были свободными земледельцами. Шудра мог занимать видное положение в индуистском обществе, что поощряло его перенимать обычаи высших сословий. Хотя он не мог слушать веды, ему были доступны эпос и пураны, и он приобщался к религии с культом всевышнего бога, которая становилась все более и более популярной в период после Маурьев и, в конце концов, затмила древние культы. В «Бхагавадгите» сам господь Кришна обещает полное спасение тем шудрам, которые обратятся к нему. С точки зрения большинства средневековых сект, варна и каста имели отношение скорее к телу, нежели к духу, и в дравидской литературе бхакти и народной религиозной литературе позднейшего времени встречаются стихи, выражающие идею коренного равенства всех людей. Теоретически буддизм и джайнизм не проводили сословных различий в вопросах религии. Как мы видели, были даже цари-шудры, и вопреки предписаниям «книг законов» многие шудры жили в полном довольстве3.

Итак, в данной работе я попытался, основываясь на мнениях различных авторов, наиболее детально осветить основные аспекты выбранной мною темы.

Подводя итоги, можно сказать, что варновый строй, закрепленный в Законах Ману, несет в себе признание того, что люди не одинаковы и что существует иерархия сословий, причем у каждого из них свой долг и свой жизненный путь, и относится к наиболее примечательным чертам древнеиндийской социологии.

Кроме того, на ряду с общей дхармой — той нормой поведения, которой должны следовать все без исключения, существует также особая дхарма для каждого сословия и для каждого периода жизни того или иного индивидуума.

Благодаря появлению Законов Ману прослеживается тенденция к распространению регулирующей роли права на те сферы общественных отношений, которые ранее регламентировались обычаем, религиозным предписанием.

Однако, религия, оставаясь мощным фактором идеологического и психологического воздействия, призванного внушать уважение к праву, уступала в таких школах место формированию юридических норм.

Таким образом, к концу периода «Ригведы» общество делилось на четыре варны: брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. Такая иерархия считалась изначальной, божественной волей, установленной и незыблемой в своей основе. Интересно, что указанное деление общества, несмотря на свой религиозный характер и древнее происхождение, имеет место и в современной Индии.

Список используемой литературы

Источники права / Под ред. Е.Н. Ляшенко. Вып. 20. – Тольятти, 2003. – 114с.

История государства и права зарубежных стран / Под ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенниковой. Т. 1 – М., 2004. – 807с.

Всеобщая история государства и права / З. М. Черниловский – М., 1999. – 574с.

Чудо, которым была Индия / А.Л. Бэшем – М., 2000. – 614с.

Всеобщая история права и государства / В.Г. Графский – М., 2001. – 744с.

Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А.М. Прохоров 2-е изд. – М., 1983. – 1600 с.

1 Драхмашастра – обширная правовая литература смрити («запомненное»), или шастр, например Манусмрити — Законы Ману(II в. до н.э. – II в. н.э.) и др./Под ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой. – М., 1988 – с. 63

1 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 147-148

2 Всеобщая история государства и права/З.М. Черниловский – М., 1999 – с. 35-36

2 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 149-151

1 История государства и права зарубежных стран/ Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой и др. – М., «Норма» 2004 – с. 81

2 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 152

1 Всеобщая история государства и права/З.М. Черниловский – М., 1999 – с. 36

1 История государства и права зарубежных стран/ Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенинниковой и др. – М., «Норма» 2004 – с. 82-83

3 Чудо, которым была Индия/А.Л. Бэшем – «Восточная литература»,2000 – с. 154-155

xreferat.com

1. Специфический характер и место Законов Ману и Артхашастры Каутильи в правовой системе Древней Индии

При ответе на первый вопрос студенту не следует забывать, что содержащиеся в шастрах сведения имеют зачастую схоластический, явно тенденциозный харак­тер, ибо первоначальной целью брахманов при написа­нии дхармашастр было: создание учебников для своих учеников, передача им своей религиозно-философской мудрости, правовых и моральных установлений, пред­писаний, воспитание их в духе неуклонного следования дхарме. АК как трактат о политике представляет собой теоретическое изложение государственной мудрости, наставлений не одному, а всем правителям (раджам). Эти наставления основывались не на обобщении фактов по­литической истории конкретного государства Маурьев. Представленное в АК государство (структура государ­ственных, судебных органов, их функции и др.) — абст­рактный образ, созданный в рамках науки шастр, соединяющий в себе характерные черты многих реально существовавших в то время государств. Вместе с тем со­держащиеся в шастрах сведения о нормах права не были продуктом произвольного творчества брахманов, кото­рые отбирали, модифицировали, дополняли наиболее распространенные и общепризнанные нормы обычного права. В этой связи особого внимания заслуживает в АК кн. III «Область деятельности суда», непосредственно связанная с кн. IV «О поддержании общественного по­рядка». В кн. III нетрудно найти отражение 18 поводов судебного разбирательства — по сути классификацию судебных исков. В логико-тематической последователь­ности в ней представлены и сами правовые нормы, ка­сающиеся собственности, договоров, брака, наследова­ния имущества и пр.

Нельзя отрицать влияния на составление шастр и го­сударственных установлений. В Древней Индии наряду с понятием «дхарма» существовало и понятие «ньяя» — закон, близкое к европейскому значению этого слова. Свидетельства государственных установлений наиболее ярко проявляются в Артхашастре, которая придавала особую правовую силу эдиктам правителя по сравнению с другими источниками права Древней Индии, а имен­но: дхармашастрами, судебной практикой, обычаями.

Студенту в связи с анализом двух вышеназванных историко-правовых источников необходимо ответить на следующие вопросы. Во-первых, с какими исторически­ми обстоятельствами связано появление в Древней Ин­дии двух литературных традиций правового жанра: свет­ской, кшатрийской (Артхашастра) и религиозной, брах­манской (дхармашастры)? Во-вторых, какое место они занимали среди источников права Древней Индии; в чем заключалось принципиальное сходство и различие их принципов, институтов и норм?

В этой связи особого внимания заслуживает религиоз­ная теория источников права по ЗМ, к числу которых были отнесены «Веды, смрити, одобренный обычай и то, что согласуется с доброй совестью» (ЗМ. II. 12).

Критическое рассмотрение данной теории предпола­гает характеристику каждого из перечисленных в ука­занном фрагменте Дхармашастры понятий. Необходимо также дать объяснение крайне противоречивому харак­теру отдельных положений и норм ЗМ, толкуемых исхо­дя из многочисленных фиктивных посылок брахманс­кой ортодоксии с позиций равного авторитета всех дхармашастр, их истинности, так как все они сохраняют в веках «запомненную» мудрость Вед 3 . Студент должен обосновать приоритетную роль в системе источников древнеиндийского права местного обычая, отсылки к которому содержатся во многих статьях ЗМ (VIII. 41; 46 и др.) и АК (III. 1 (40) и др.). В рамках широкой интер­претации шастр обычай предстает как «поведение доб­родетельных, благоразумных людей» или их «общее мне­ние» (АК. III. 1 (40).

studfiles.net

3. Характер и источники права Древней Индии. Законы Ману: общая характеристика (источники, история создания, структура, краткое содержание)

Характер и источники права Древней Индии

Своеобразныечертысоциально-культурного,политико-экономическогоигосудар- ственного развития Древней Индии нашли свое отражение во многих характерных чертах древнеиндийского права. В первую очередь эти особенности проявились в самобытности системы источников права. Особое место в ней занимают дхармашастры 1 — сборники религиозно-моральных и правовых распоряжений, правил (дхарм 2 ) , и артхашастры — светские трактаты о политике и праве.

1 Дхармашастры (в пер. с санскр. — «наука о дхарме») — ритуально-правовые сборники, призванные регулировать цикл жизнедеятельности для реализации дхармы. Термин «дхармашастра» употребляется в более широком смысле как вся дхармическая литература, включа­ ющая помимо дхармашастр также дхармасутры, и в более специальном — как стихотворные сборники указанной тематики, наиболее древним и авторитетным среди которых был текст ЗаконовМану (Манавадхармашастра) . Дхармасутры (впер.ссанскр.—«нить»),составля­ вшиесявовторойполовинеIтысячелетиядон.э.,былиосновнымисточникомДхармашастр. Обэтомсвидетельствуетихтематика,вкоторойцентральноеместозанимаютраспределение жизнедеятельности индивида в зависимости от принадлежности к тому или иному периоду жизни (ашрамы), ежедневный культ очищения и искупления, обязанности царя, находи­ вшееся в его ведении судопроизводство, брачные законы и законы наследования. Дхармашастры отличаются от дхармасутр лишь в двух моментах — они были составлены в виде не прозаических сутр, а стихов и не были привязаны к какой-либо ведийской школе.

2 Понятие « дхарма » в индуизме очень многогранно: это и религиозная добродетель, и мораль, и норма поведения, и свод правил, обязательных для каждого правоверного индуса. В переводе с санскрита «дхарма» означает «то единственное, что охватывает и поддерживает все вещи вместе». Дхарма включает естественные (в том числе космические) и моральные нормы, а также нормы обычного права и установления государства, которые не расходятся и не противоречат первым двум разрядам норм. Дхарма регламентирует разные стороны жизнедеятельности правоверного индуса и является определяющим фактором его существования.

Тема 3. Государство и право Древней Индии

Нарядускатегорией «дхарма» вдревнеиндийском правесуществовало ещеодно понятие — ньяя . По значению ньяя является подобным европейскому понятию «закон», однако более узким понятием, чем «дхарма». Ньяя означало общепринятую норму поведения, нарушение которой влекло за собой наказание, применяемое государством.

Древнейшими дхармасутрами являются «Гаутама», «Баудхаяна» и «Васишт­ ха» : они появились примерно в начале второй половины I тысячелетия до н. э. — начале нашей эры. На основе этих дхармасутр возникли собственно дхармашастры: «Ману-смрити» (в пер. с санскр. — «Запомнено от Ману»), «Манавадхармашастра» (в пер. с санскр. — «Вразумление Ману в дхарме»), или Законы Ману (II в. до н. э. — II в. н. э.), «Яджнавалкья-смрити» (II–III вв. н. э.), «Нарада-смрити»

(III–IV вв. н. э.) и др.

«Манавадхармашастра» (или ЗаконыМану )—самаяавторитетная,цитируемая­

и популярная — была окончательно отредактирована не позднее I–II вв. Текст, включающий около 2700 стихов, распределяется по 12 главам (адхьяйям) .

Глава 1 задает космологические рамки изложения дхармы: великие мудрецы риши просят у первочеловека Ману изложить дхармы всех варн и людей смешанного происхождения. Ману излагает космогонический процесс, запущенный Самосущим, происхождение Брахмы и Пуруши, неба и земли, всего сущего и всех живых существ, а также космические дни и ночи, а далее поручает излагать все это одному из семи риши — Бхригу. Затем Ману переходит к общим положениям: об изменении дхарм в четыре космических века (завершая нынешним — кали-югой ); об основных обязанностях брахманов, кшатриев, вайшьев и шудр; о превосходстве брахманов над остальными людьми.

Главы 2–6 излагают источники «дхармического сознания» и обязанности брахмана в последовательности ашрамов (стадии ученика, женатого домохозяина, лесного отшельника и странствующего аскета) и в соответствии с материалом дхармасутр 1 .

Глава 7 посвящена дхарме кшатрия-царя, а также установкам правильной адми- нистрациииполитики (нити) —вэтихматериалахнекоторыеисследователиправо- мерно усматривают утилизацию традиции политической науки (артхашастры) .

В главах 8 и 9 разбираются гражданские и судебные законы и наказания, находящиеся в компетенции царя, 18 традиционных поводов для судебного иска по гражданским и уголовным делам, порядок регулирования супружеских и родственных отношений, а также дхармы двух низших варн — вайшьев и шудр.

В главе 10 рассматриваются лица смешанного происхождения (потомство супругов разных варн), нормативные профессии трех первых варн и допустимые для них занятия в чрезвычайных ситуациях (ападдхарма) .

1 Одним из принципиальных положений индусской религии, философии и права является положение о четырех ступенях нравственного развития личности на пути к совершенству

и духовной свободе (артха, кама, дхарма и мокша) и соответствующих этим ступеням четырех ашрамах, стадиях жизни индуса: брахма-чарии — периода учебы и самодисциплины, грихастхи — стадии хозяина (главы семьи), ванапрастхи — стадии лесной жизни аскета для очищения души от греховности и обуздания чувств и санньясы — жизни в отречении для спасения души.

Раздел I. Государство и право Древнего Востока

Глава 11 посвящена «очищениям» или «искуплениям» (праяшчитта) после совершения обрядовых и нравственных проступков, наказаниям за них в следующих рождениях, правилам дарений и жертвоприношений.

В главе 12 калькулируются последствия деяний в последующих рождениях, рас­ сматриваются знатоки дхармы и ее противники, обольщенные ложной философией.

Правовые нормы ЗМ строятся на основе 18 поводов судебного разбирательства. Первая группа этих поводов (или норм) касается договорных отношений — не­ уплаты или невозврата долга, закладной, продажи чужого, участия в торговом или другом объединении (VIII, 4). Далее рассматриваются нормы, которые касаются неуплаты заработанного, нарушения соглашения, отмены купли-продажи, спора хозяина с пастухом (VIII, 5).

Следующая группа носит несколько иную направленность: от обязательствен- ныхотношенийсоставительперешелкконкретнымпреступлениям-деликтам —это споры о границе земельных участков, клевета и обида действием, кража, убийство, насилие и прелюбодеяние (VIII, 6). Все эти преступления, а также потрава скотом урожая ранее других были закреплены в дхармашастрах, составив ядро древне­ индийского деликтного права. Они входили и в понятие вреда, причиненного личности человека (химса) . Последующие поводы судебного разбирательства, ассоциативно связанные с предыдущими, касались нарушения норм брачно-семейного

и наследственного права (VIII, 7), а также азартных игр, приравниваемых к преступлениям.

Важное место среди источников права Древней Индии занимали светские трактаты — артхашастры, авторство наиболее известной из которых приписывается Каутилье , советнику Чандрагупты Первого (царя из династии Маурьев). В этом произведении (датированном рубежом I тысячелетия до н. э. — I тысячелетия н. э.) содержатся обширные сведения, имеющие прикладное, деловое содержание: об администрации и финансах Древней Индии, судопроизводстве, организации суда, преступлении и наказании.

«Артхашастра» опиралась, очевидно, на другую предшествующую ей литературу практического характера, а также нормы царского законодательства. Об этом свидетельствует ее содержание, из которого можно почерпнуть сведения об обычаях отдельных местностей, общин, каст, сохранившихся в государственном архиве, копиях царских указов, а также о специальной науке о поимке воров и пособие по организации пыток, а также наказаний, соединенных с пытками («Артхашастра», IV, 11(26)).

В последующем на «Артхашастре» основывалась целая традиция политических сочинений, посвященных искусному поведению и политике (нитишастра) . Среди них выделяются «Нитисара» (в пер. с санскр. — «Суть искусного поведения»), «Камандаки» (около середины I тысячелетия н. э.) и «Нитивакьямрита» (в пер. с санскр. — «Нектар словес об искусном поведении»).

Наряду с письменными памятниками права в Древней Индии на всех этапах развития в качестве приоритетного источника права признавалась роль обычая. В дхармашастрах содержатся отсылки к обычаю и в общей декларативной форме,

и по конкретным нормам права. Обычай ( ачара , адачара и др.) трактовался как

Тема 3. Государство и право Древней Индии

поведение «добрых, рассудительных людей» в соответствии с моралью и общественной пользой.

Власть и собственность

С одной стороны, шастры свидетельствуют об имущественном расслоении в Древней Индии, а с другой — о достаточно строгом сохранении общинных, кастовых, патриархальных, многосемейных связей.

Наследственно-профессиональный принцип деления на варны-касты проявился в представлениях о приобретении собственности. Законы Ману закрепляли способы приобретения имущества следующим образом:

1) передача в наследство;

2) получение в подарок;

6) выполнение работы;

7) получение милостыни (X, 115).

Первые три способа были доступны для всех, четвертый — только для кшатриев, пятый и шестой — для вайшьев, седьмой был исключительной привилегией брахманов.

Понятие права собственности начало складываться в Древней Индии в первой трети II тысячелетия до н. э. Об этом свидетельствует изменение смысла слов агама и прамана , используемых в древнеиндийской литературе. Понятие «агама», означавшее сначала простое присвоение, приобретение имущества, со временем получило значение титула собственности, поддающегося измерению и исчислению, а также доказательств собственнических прав: 1) документа; 2) показаний свидетелей; 3) фактического пользования вещью.

Собственность на землю

Община,вовладениикоторойнаходилисьпастбища,ирригационныесооружения,дороги и прочая собственность, в древнеиндийском праве имела почти неограниченное правораспоряженияземлей:моглаеепродавать,сдаватьваренду,дарить,вчастности, храмам. Соответственно и частное крестьянское землевладение также было связано с широкими правомочиями: продажей, сдачей в аренду, дарением земли и др.

Распоряжения шастр были направлены на всевозможную охрану недвижимости — дома, поля, которые « Нарада» называет двумя основами существования домохозяина. Вместе с тем шастры свидетельствуют о верховных собственнических правах правителя на землю, о сочетании в одном лице категорий собственности и власти. Правитель выступает как бы третьей стороной в поземельных отношениях. Так, «Нарада» рекомендует царю, имеющему право на получение налога, не подрывать«кореньдомохозяйства,потомучтокогдаимеетместопроцветаниесельской местности, увеличиваются религиозные заслуги царя. » («Нарада», XI, 43).

Раздел I. Государство и право Древнего Востока

Более половины из 18 поводов судебного разбирательства, отмеченных в шастрах, занимают нормы, которые касаются обязательств и договоров: ссуды, найма, продажи, купли, хранения (поклажи) и др. Законом предусматриваются гарантии исполнения договоров — залог или поручительство .

При трактовке договорных отношений формулируются и некоторые общие принципы. Так, в специальной главе «Артхашастры» (IІІ, 1) «Установление о соглашениях» перечисляются условия, которым должен отвечать правомерный договор, указывается его форма. Договор заключался в письменном виде с указанием точного времени, места исполнения соглашения, а также места проживания, рода, касты и других данных сторон и поручителей.

Если договор заключался тайно, без свидетелей, путем обмана или насилия, пьяным, безумным, находившимся в состоянии гнева или горя человеком, а также стариком, ребенком или незаконнорожденным, то он считался недействительным

(ЗМ, VIII, 163–165; «Артхашастра», III, 1).

Многовековой практикой были установлены нормы оплаты труда работника — 1/10 часть урожая, но они, как правило, не соблюдались из-за зависимости работника. Он вынужден был отказываться от остатков личной свободы, становясь рабом за содержание. Наемный труд игнорировался высшими варнами; не случайно в Законах Ману (примечание к шлоку 4 гл. IV) служение характеризуется как «собачий образ жизни», а брахману всячески рекомендуется избегать его.

Крайне тяжелыми были и условия личного найма: рабочий, который не выполнил обусловленную работу, подвергался штрафу (ЗМ, VIII, 215); оплата не производилась, даже если он был больным и работа была не закончена хотя бы в незначительной мере (ЗМ, VIII, 217). В то же время в шастрах специально предусматривалась как повод для судебного разбирательства невыплата вознаграждения пастуху, торговцу, перевозчику или проститутке, которое могло быть взыскано через суд в двойном размере.

В шастрах детально рассматривались договоры хранения (поклажа), товарищества, поручительства и купли-продажи. В них предусматривалось освобождение от ответственностихранителя имущества, если последнее было утрачено в результате стихийного бедствия, а также «вмешательства царя, бога или воров» («Яджнавал-

Самопродажа и продажа родственников в рабство влекли за собой изгнание из касты (ЗМ, XI, 60–62).

Относительно слабое развитие товарно-денежных отношений отразилось на некоторой нестабильности договора купли-продажи, который согласно ранним дхармашастрам мог быть расторгнут в любое время; по Законам Ману — на протяжении 10 дней. Согласно «Нараде» расторгнуть договор купли-продажи можно было в тот же день, на второй день — с уплатой неустойки.

Особо обусловливались сроки расторжения соглашений о продаже животных (1,5 месяца) и людей (1 год) («Артхашастра», IІІ, 15 (17,18)).

Тема 3. Государство и право Древней Индии

Брачно-семейное и наследственное право

Брачно-семейным и наследственным отношениям — «вечным дхармам мужа

и жены» — посвящен в шастрах ряд глав: в Законах Ману — в основном гл. III

и IX, в «Артхашастре» — гл. 3–7 книги III.

Все распоряжения «о дхарме мужа и жены» свидетельствуют об униженном, подчиненном положении женщины в древнеиндийском обществе и сохранении в нерушимом виде больших, неразделенных патриархальных семей-кланов, в которых глава обладал почти неограниченной властью.

Древнеиндийскому праву известны восемь форм брака — брахма , дайва , арша ,

праджапатья , асура , пандхарва , ракшаса и пайшача . Первые четыре из них по-

ощрялись брахманами и сводились в основном к выдаче отцом замуж дочери, «наделенной драгоценностями» (приданым). Например, такой была форма брака, которая носила название «брахма» (ЗМ, III, 27). Вместе с тремя следующими формами (дайва, арша и праджапатья) они противопоставлялись другим четырем формам брака:

асура — купля невесты (такой брак признавался, но осуждался); пандхарва — по любви, но без согласия отца и матери; ракшаса — с похищением невесты; пайшача — с насилием над невестой.

Все эти формы брака в итоге сводились к покупке невесты как будущей работницы в семье. Не случайно в шастрах первые четыре формы предлагались брахманам и кшатриям, а вайшьям и шудрам — брачный союз с выкупом невесты.

В шастрах провозглашалась денная и нощная зависимость женщины от мужчины: от отца — в детстве, от мужа — в молодости и зрелости, от сына — в старости (ЗМ, IX, 2,3); наряду с этим присутствовало утверждение о том, что «мать превосходит почтенностью отца в тысячу раз» (ЗМ, II, 145).

В Законах Ману можно найти и следы полиандрии , когда братья брали одну жену, ребенок которой считался сыном их всех (IX, 182).

Традиционные установки, которые пережили века, лежали и в основе других правовых предписаний, таких как запрет повторных браков вдовам (ЗМ, IX, 64)

и обычай самосожжения вдовы при погребении своего мужа (сата) . В случае смерти бездетного мужа жена должна была по требованию его родственников родить сына от деверя или другого близкого человека (ЗМ, IX, 57–65). Эта архаичная норма обычного права также лишь допускалась, но не поощрялась, и называлась в Законах Ману дхармой, «свойственной животным» (IX, 66).

Обязанностью жены были уважение к мужу, послушность и рождение детей. «Если жена не родит детей, может быть взята другая жена на восьмом году, если родит детей мертвыми — на десятом, если родит только девочек — на одиннадцатом, но если говорит грубо — немедленно», — записано в Законах Ману. Штраф женщине, которая неприлично себя вела, мог быть заменен битьем розгами на торговой площади. Это наказание усиливалось еще и тем, что бить такую женщину должен был неприкасаемый («Артхашастра», IІІ, 3 (27–28)).

Раздел I. Государство и право Древнего Востока

Условия вступления в брак не запрещали (ЗМ, IX, 88), а скорее поощряли брак несовершеннолетних, хотя «Артхашастра» (IІІ, 3 (1)) устанавливала для женщин брачный возраст в 12 лет, а для мужчин — 16 лет.

Согласно общему правилу, закрепленному в шастрах, из числа наследников семейной собственности исключались женщины, изгои, больные, калеки и слабоумные. Наследственные права детей, рожденных от жен разных варн, были неравными: так, сын шудрянки и «дважды рожденного» не получал наследства, кроме того, что давал ему отец (ЗМ, IX, 155). Правила наследования имущества умершего шудры были менее строги и допускали к наследованию даже сына, рожденного от рабыни, но только тогда, когда он был признан своим отцом (ЗМ, IX, 179).

Преступление и наказание в древнеиндийском праве

Тесная связь права с религией и моралью определила главную характерную черту древнеиндийского права, которая проявлялась в отсутствии четкой дифференциации преступления и греха. В Законах Ману в основу разграничения греха и преступления были положены штраф, телесное наказание или искупление. Так, к тяжким грехам были отнесены такие деяния, которые влекли ритуальную «нечистоту» виновного и необходимость трудного искупления: убийство брахмана, пьянство, кража, прелюбодеяние с женой гуру (учителя), а также дружба с таким грешником (ЗМ, XI, 55). Эти же деяния в другой главе (IX, 235) были отнесены к разряду преступлений, следствием которых было суровое наказание вплоть до лишения всей собственности и изгнания за пределы страны. Характерно, что такой грех, как дружба с великим грешником, к числу преступлений отнесен не был.

При рассмотрении конкретных преступлений в шастрах обнаруживаются подходы к выработке некоторых общих понятий и принципов — формы вины (умысел или неосторожность), необходимой обороны, рецидива, соучастия, обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, и пр.

При вынесении наказания, как и во всем древневосточном праве, учитывались личный статус преступника и потерпевшего, пол, возраст, варна, семейные связи сторон. Как правило, высокий кастовый статус преступника смягчал его ответственность, а потерпевшего — отягощал ее (кроме случая совершения кражи, когда действовал обратный принцип). По Законам Ману на брахмана в этом случае налагался больший штраф, нежели на шудру. Оскорбление собственной жены каралось, например, вдвое меньшим штрафом, нежели такое деяние в отношении чужой женщины («Артхашастра», ІІІ, 18 (5)).

Штраф за оскорбление действием варьировался в зависимости от его последствий:былолиизбиениескровью,илибезкрови,илипочтидосмерти,сломанарука или нога, выбиты зубы, отрезаны уши, нос, потерял ли потерпевший способность говорить, двигаться, принимать пищу и т. п. В последнем случае наряду с уплатой штрафа нужно было возместить еще и расходы на лечение («Артхашастра», IІІ, 19 (12)). Характерно, что в одном ряду с оскорблением действием в «Артхашастре» рассматривается повреждение чужой вещи и нанесение ударов чужому скоту (III, 19 (23, 26, 27)).

studfiles.net